Показать сообщение отдельно
Старый 19.12.2007, 10:00   #5
Титаренко Петр
Полковник
 
Аватар для Титаренко Петр
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Россия
Год выпуска: 1975
Сообщений: 1,032
Сказал(а) спасибо: 3,397
Поблагодарили 1,258 раз(а) в 410 сообщениях
Загрузки: 8
Закачек: 0

Награды пользователя:

По умолчанию армия, спорт,судьба: Милехин Юрий Алексеевич (?)

От сумы и тюрьмы. Был кандидатом в КПСС, а стал – Черинстером
http://www.nkgazeta.ru/printitem.php?newsid=936


Не секрет, что современный российский политик - это человек, который частенько путает свой карман с казной государства и объявляет свой голос гласом народа.
Вот и возникают на политическом небосклоне фигуры, мягко говоря, нетрадиционные. В том числе и с уголовным прошлым... Конечно, если бы в стране не изменился общественно-политический строй, людей с таким послужным списком не взяли бы даже в райисполкомовские сторожа... Однако время все расставило по местам.

Предприимчивость и деловая хватка перестали быть уголовно наказуемы, коммерсанты вышли из подполья, а случившийся некогда конфликт с законом уже не воспринимается как пятно на репутации... Вот и потянулся во власть "нестандартный" народ. К примеру, Юрий Черинстер. Человек с простой русской фамилией. Фигура очень любопытная. Неоднократно судимый в прошлом, он называет себя правозащитником. Имея на то самые веские основания. Благотворительный фонд "Русь", председателем коего он является, "греет зоны" - оказывает весьма существенную помощь заключенным и нуждающимся. Так, колонии строгого режима ОМ 216-9 Черинстер регулярно поставляет - бесплатно! - рыбу, крупу - сотнями килограммов. Перечисляет немалые деньги приюту для детей и подростков из неблагополучных семей. Отвалил три миллиона рублей детскому дому, купил шприцы - онкологическому диспансеру, дал деньги Калининградскому ОМОНу на ремонт в крепости...

Черинстер выставлял свою кандидатуру на выборы в облдуму. Кто он? Зачем ему нужна политика?

- Юрий Алексеевич, где и когда вы появились на свет?

- Я родился в 1956 году в Черняховске. Отец был военным авиационным техником, мать работала на железной дороге. Я учился в школе, занимался боксом. В Черняховске вообще была очень сильная боксерская секция. В 1973 году я выиграл областной чемпионат. А в 1974-м поступил в Сумское высшее артиллерийское училище (во время учебы стал чемпионом Вооруженных сил по боксу). Проучился четыре года, сдал два госэкзамена. Кстати, вполне прилично - я вообще на "красный" диплом шел. А потом узнал, что мне "по блату" светит Забайкальский военный округ. Служить там совсем не хотелось. И я решил "закосить". Комиссовали меня по состоянию здоровья. Там же, в Сумах, я поступил сразу на третий курс политехнического института заочно. И вернулся в Черняховск в двадцать четыре года инженером по эксплуатации тракторной техники.

- Кстати, а откуда у вас эта фамилия? Мы уже писали в "НК" о том, что она - результат сложения двух основ: "Чер-няховск - Инстер-бург". Как возникла у вас идея поменять отцовскую фамилию Милёхин на это новообразование? Звучащее как бы и не по-русски...

- Не хотелось бы распространяться... Поверьте, это было очень непростое для меня решение... Отец и мать у меня на разных фамилиях. Нет корней! Либо от того, чем занимался далекий предок, либо от места рождения. Вот я и остановился на втором варианте. В 1997 году подал документы, а в 1998-м получил новую фамилию.
- Вернемся к событиям вашей юности. Итак, вы вернулись в Черняховск?
- Да. И пошел работать на Черняховский мясокомбинат.
- А почему именно туда?
- Так я и до училища там работал - варщиком колбасных изделий. Недолго, конечно - просто потому, что с производства было легче поступить в училище. По направлению... Вот. Пришел я из училища кандидатом в члены КПСС. А на мясокомбинате - одни "несуны" (помните, был такой термин в советское время. "Несун" - это вроде бы и не вор, а так... мелкий воришка, который компенсировал издержки социалистической экономики своей причастностью к конкретному производственному процессу. И тащил через проходную разные там гайки, склянки, мясо, колбасу - все, что к рукам "прилипало", - примеч. авт.). Все тащили домой колбасу в специальных мешках под подкладкой одежды. Но понемногу. Если сосиски - то по пять-шесть штук, если колбаску - так полпалочки... И вот вижу однажды: приходит к нам на комбинат тогдашний начальник Черняховского ОБХСС Чечель. Ему заворачивают два свертка и почтительно провожают на проходную. Ну, я и возмутился: мол, мы берем себе по двести граммов на пропитание, а он - законник! - тащит килограммов пять. А Чечель только улыбается:
- Так не только ОБХСС надо кормить, но и прокурора Шалимова.
Чечель вел себя уверенно и решил, видимо, меня припугнуть. А я опять не выдержал:
- А по-моему, вам с прокурором пора сидеть!
Так на меня Чечель глаз и положил. Через некоторое время иду по территории комбината, несу шесть сосисок. Останавливают, обыскивают, вызывают тогдашнего Черняховского прокурора Шалимова, начинают составлять акт. Я говорю: "Стоп! "Несун" - это тот, кто пытается вынести продукцию за проходную. А я, простите, еще здесь. И я съем эти шесть сосисок еще по дороге". Шалимов повизжал, но делать нечего - отступился. Ненадолго.
Вскоре работаю в третью смену, ночью. Иду по территории. Меня хватают и тащат в какой-то автобус. Смотрю - Чечель. Он мне и говорит: "Вот здесь, в автобусе, лежат два мешка колбасы".
- Ну и что?
- Пошли с нами. Узнаешь - что.
Оказалось, мне инкриминируют попытку хищения. Припомнили злополучные сосиски. Логика тут простая: если мог вынести шесть сосисок, значит, мог вытащить и два мешка.
Улик не было никаких. На суде было доказано только то, что Чечель знал о двух мешках колбасы в автобусе, а я проходил рядом. Тем не менее дали мне полтора года условно - с тем, чтобы работал на "химии". Я пришел на стройку ("химией" назывались строительные участки, определенные для принудительного труда условно осужденных, - примеч. авт.). Бригадир говорит: "Бери лопату, работай!" А зачем я буду копать, если я не виноват?! Я начал спорить. Он - в крик. Ну, я ударил бригадира. Поставил, так сказать, точку в дискуссии. В результате меня взяли под стражу и на десять месяцев запихнули на зону - в "восьмерку". Я с этим, конечно, не согласился. И все это время провел в режиме: ПКТ (помещение камерного типа) - ШИЗО - ПКТ.
- ШИЗО - это штрафной изолятор?
- Да. Клетка, в которую набивают народ. Зэки сидят там без нар, без подушек, при температуре 4оС. Спать невозможно... Не было дня, чтобы я не отправил в вышестоящие инстанции жалобу на прокурора Шалимова и начальника ОБХСС Чечеля. Они воруют колбасу, а я сижу!!! Но реакция была нулевая. Тем более, суды тогда были поднадзорны прокуратуре...
- Вы, вчерашний курсант, студент, кандидат в члены КПСС окунулись в совершенно иной мир. Какое он на вас произвел впечатление?
- В этом мире мне все было дико. Я старался не общаться с "уголовниками" - у нас были абсолютно разные интересы.
- В то время на зоне уже были криминальные авторитеты?
- Нет. О таких никто даже не слышал.
- Но вас пытались заставить жить по зэковским правилам? У вас, кстати, нет на коже татуировок? В местах не столь отдаленных этим видом творчества весьма увлекаются...
- Наколок я не делал. Я знал, что зона в моей жизни - эпизод. Так зачем я буду портить свою кожу? А что касается правил - я им вообще не очень охотно подчиняюсь. У меня в училище была единственная тройка (потом, когда я пошел на "красный" диплом, ее поправили на четверку) - по уставам. А в колонии я не вылезал из ШИЗО.
- То есть были "отрицалом"?
- Я не люблю говорить на таком языке. Хотя могу. ... Вышел я в 1981 году, устроился инженером по сборке сельхозоборудования на базу "Агропромснаба". И до восемьдесят третьего продолжал писать в Генеральную прокуратуру, в журнал "Огонек", в газету "Правда"... А в 1983-м отдыхал с друзьями в ресторане "Радуга". В Черняховске. И там произошла небольшая заварушка: один парень перепил и кинулся на моих друзей с ножом. Люди заорали. Я взял и въехал парню в лицо. Он упал. Приехала милиция. Свидетелей того, как было дело, оказалось пятеро, в том числе сотрудник КГБ. Все они дали показания, что гражданин Петров кидался с ножом, угрожая зарезать, был "успокоен". Петрова увезли. А ко мне прибежала его жена: помоги, мол, а то ведь его посадят, скажи, что ничего страшного не случилось, что не имеешь претензий - так, мол, слегка повздорили...
Поехали мы всей компанией выручать Петрова. Он уже сидел в камере. Следователь созвонился с прокурором. Говорят, Шалимов даже подпрыгнул от радости, когда ему сообщили, что я - один из участников драки. Он тут же примчался. Распорядился вызвать "Скорую". Вытащили из камеры Петрова, сняли побои и - отпустили. А меня взяли под стражу. В СИЗО держали полгода.
Судил меня некто Носов. Дело было шито белыми нитками. Петров оказался потерпевшим. На суде всерьез доказывали, что нож (сантиметров тридцать лезвие!) был нужен потерпевшему как рабочий инструмент! Ибо по профессии он электрик. Можно подумать, он пришел в ресторан проводку чинить!.. Так я получил три года за один удар. Как рецидивист. Отправили на "11-ю" зону - где Славяновка. И опять я был не согласен. Опять ШИЗО-ПКТ, ШИЗО-ПКТ. Двести граммов каши утром, рыбьи головы с глазами - в обед, 200 г. каши вечером, 400 г. хлеба на весь день, и вода. Вши жрали меня беспощадно... Полгода сидел при температуре 4оС.
- Воров в законе не было?
- Понятия были, но воров в законе никто из нас не видел. Знали, что есть где-то какой-то Алмаз - и все. Общак, правда, был. И смотрящие зоны - тоже.
- Вы были уже рецидивистом. Вас пытались вовлечь в какие-то особые круги - так сказать, ветеранов зоны?
- Воздействовать пытались - и администрация, и масть.
- Масть?
- Так назывались блатные (еще их называли "шерстяные", потому что они носили шерстяные костюмы, а это по тем временам было круто - не то, что у "работяг" или фуфлыжников). Но я ни к кому не примыкал. Читал, занимался спортом, книгу писал - "Математизация гуманитарных наук". Много было написано! И на "11-й" зоне, и в "девятке", куда перевели впоследствии, изучал УК, УПК, составлял протестные письма - ко мне все в зоне обращались за помощью. Но близко я ни с кем не сходился: знал, что по жизни с криминалом связан не буду... Вышел я в 1986 году.
- А тут перестройка...
- Да. Перестройка. Я стал председателем художественного кооператива (кстати, то был первый кооператив, зарегистрированный в Калининградской области).
- Вы художник?
- Нет, я руководил художниками. Говоря сегодняшним языком, был кем-то типа менеджера.
- Это приносило вам хорошие доходы?
- Деньги я имел. Хорошие. Часто менял машины...
- Ну, а рэкетиры на вас пытались наезжать?
- Нет.
- Почему?
- Не знаю, это у них надо спрашивать... Я был на виду. Тусовался в "Ольштыне", "Калининграде", "Туристе" - самые крутые по тем временам места... Ну, а потом мы вместе с Андрюшей Казанцевым стали собирать компьютеры. Осуществляли, так сказать, посредническую деятельность (тогдашний шеф криминальной милиции полковник Шушаков даже обозвал нас "кооператорами-кибернетиками"). Но основной доход приносила нам обналичка.Оставляя себе изрядный процент за услуги. Налоги тогда кооперативами не платились. Золотое время было для создания капитала. Когда меня в 1989 году задержали около "Ольштына", под задним сиденьем моей "семерки" лежало триста тысяч рублей.
- Это много или мало?
- Ну-у... "Волга" тогда стоила пять тысяч шестьсот рублей.
- А почему вас задержали?
- Ну, я же говорю: был на виду, часто посещал рестораны, много денег тратил... Кто-то меня "сдал". Вечером я выехал на своей "семерке" из "Ольштына", глядь: милиция перекрыла дорогу. Тормознули меня якобы за то, что я пьяный сел за руль. А у меня в машине куча денег. А в багажнике - "Суд Иисуса", хорошая картина, на древе... Я ее в Москве на аукцион выставлял, много денег предлагали... Привезли меня в Ленинградский РОВД - и надо же! В дежурке нос к носу сталкиваюсь с Шалимовым: его перевели в Ленинградский район прокурором.
- Это судьба.
- Рок... Сначала на меня хотели навесить кражу денег. Все сорок раз перепроверили... Не получилось. Потом инкриминировали подделку водительских прав - не подтвердилось. Специально поставили судить меня пенсионерку Зайцеву (ее после процесса сразу же отправили на отдых). В результате: дали год за то, что два раза в течение 12 месяцев я садился пьяным за руль. Шалимов был готов чечетку танцевать от радости. А меня после восьми месяцев в камере СИЗО отправили досиживать четыре месяца на зону, в "девятку". А почти все время провел в ШИЗО. Не согласен был.
- Как же складывалась ваша дальнейшая судьба?
- Одиннадцать лет меня никто не трогает. Когда сменилась общественно-экономическая формация, я перестал быть социально опасным элементом. Занимался бизнесом.
- Каким?
- Продажей нефтяных вышек глубокого бурения в Северном Казахстане - вьетнамцам.
- Говорят, вы знакомы с Черномырдиным?
- Вот по поводу этих вышек и познакомились. Нас свел один его московский знакомый, который на неофициальной встрече хотел протащить с помощью Черномырдина какую-то свою тему. Тогда же мы и с Лукьяновым (председателем комитета Госдумы по законодательству) познакомились. Меня им представили как человека, обладающего информацией о нефтяном бизнесе.
- А чем вы занимаетесь сейчас?
- У меня цех по производству кондитерских изделий. Кафе в Калининграде, на Невского, 44, рядом с УБОПом... Сотрудники ко мне ходят обедать, пирожки покупают...
- А в общак вы деньги даете?
- Нет. Если просят помочь кому-то конкретно - помогаю. Все мы - дети общества. Я не вижу четкой границы между сотрудником милиции - и тем, кто сидит в зоне. Ко мне никто не имеет претензий.
- Вам не предлагали стать посредником, разводящим?
- Почему же? Предлагали. Но я отказываюсь. Помочь - помогу. Но не касаясь общаковских денег.
- На "стрелки" ездите?
- Не езжу.
- А каким образом вы примкнули к ЛДПР? Захотелось ноги помыть в Индийском океане?
- Вы очень упрощенно судите о Жириновском. А он, между прочим, не такой шут и дурак, каким его показывают средства массовой информации. Его нельзя воспринимать однозначно и надо читать целиком, не вырывая фрагменты. Он многих изучал - и Наполеона, и Гитлера, и Черчилля... Кстати, Путин сейчас делает то, о чем уже два года назад писал Жириновский. ЛДПР давно делится на семь округов, а централизация власти - ее основная идея.
- Когда вы с Жириновским познакомились?
- Я спонсировал его первый приезд в Калининград. В 1995-м Жириновский был на подъеме, А потом я принимал Жириновского здесь, в мотеле "Балтика", у Зили. (Кстати, Зильберман сказал мне: "Не на ту лошадь ставишь".) Я сегодня фактически содержу ЛДПР в Калининграде. Из центра мы не получаем ни копейки... Но в официальных списках ЛДПР я стараюсь не фигурировать - не все поймут мое прошлое.
- А зачем вам вообще политика? Деньги у вас есть, к власти вы не стремитесь. Вон, занимались бы наукой, продолжали писать свою книгу, глядишь, защитили бы диссертацию...
- Мне предлагали: когда в прошлом году я закончил Московский институт мировых цивилизаций, мне посоветовали написать кандидатскую. Но тут все стали защищаться - Дискредитировали науку. А в политику я иду потому, что меня в ней многое не устраивает. На мой взгляд, неправильно сформирован Калининградский парламент: все легли под областную администрацию. традавших возможности ее оспорить.
- А что вы сами собираетесь делать, если станете депутатом областной Думы?
- Я бы вошел в комитет по правопорядку и безопасности. Сегодня в области ущемлены права не только заключенных (хотя колония - это высшая степень беспредела). Больше всего страдают обыкновенные люди. От чиновников.
- А с кем из известных людей вы еще знакомы?
- С Борисом Красновым, Андроном Кончаловским, Владимиром Мулявиным, Софией Ротару, Алексеем Рыбиным, Викой Цыгановой...
- Вы предпочитаете общаться с богемой?
- Нет, просто я - уполномоченный по защите прав малоимущих в благотворительном фонде "Русь", а все они - члены правления. Мы познакомились на презентации фонда в ресторане "Метелица", в девяносто восьмом году.
- Где вы сейчас живете?
- В Калининграде, Черняховске и Советске. Вот, в данный момент в Советске стараюсь помочь М. Антиповой, инвалиду по зрению. Два губернатора обещали ей дать квартиру, да так ни один и не дал.
- Наша газета об этом писала.
- А я добьюсь, чтобы сделали...

* * *
Вот такой политик. Со многим в жизни не согласный, всегда готовый раскрыть кошелек, чтобы помочь неимущему, знающий "изнутри" самые разные зоны, неприглаженный, нефотогеничный. Такого, как он, трудно представить сидящим в думском кресле, но... Как надоели всем нам, избирателям, холеные, откормленные ребята, усевшиеся в этих самых креслах плотно и уверенно, как влитые. И если учесть, что половина страны сегодня топчет зону, а другая половина - стережет или передает с воли посылки... наверное, появление на политической орбите такого, как Черинстер - бизнесмена с "сомнительным" прошлым, жириновца и националиста, взявшего себе фамилию с легким намеком на принадлежность к иному племени, человека, чей жизненный путь повторил почти все изгибы российской истории второй половины ХХ века... - вполне логично и оправданно. Ибо когда законы несовершенны и не исполняются, от беспредела спасают... понятия.

С. ГЕРАСИМОВА
"НК" №41, 2001 г.
Титаренко Петр вне форума   Ответить с цитированием