Форум выпускников Сумского ВАКУ

Вернуться   Форум выпускников Сумского ВАКУ > Курилка > Интересная информация

Важная информация

Интересная информация Размещайте информацию на любую Вам интересную тему

Ответ
 
Опции темы
Старый 14.12.2008, 23:34   #1
Кривавич Сергей
Администратор
 
Аватар для Кривавич Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Брянск, Россия
Год выпуска: 1991
Сообщений: 1,171
Сказал(а) спасибо: 878
Поблагодарили 954 раз(а) в 316 сообщениях
Загрузки: 1584
Закачек: 107
По умолчанию Сумы в тылу врага

Сумы во время ВОВ были оккупированы немецко-фашистскими захватчиками. В этой теме предлагаю размещать всю информацию о жизни города и области в достаточно длительный период оккупации.
__________________
Кривавич Сергей вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
aa.marinich (04.09.2014)
Старый 14.12.2008, 23:54   #2
Кривавич Сергей
Администратор
 
Аватар для Кривавич Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Брянск, Россия
Год выпуска: 1991
Сообщений: 1,171
Сказал(а) спасибо: 878
Поблагодарили 954 раз(а) в 316 сообщениях
Загрузки: 1584
Закачек: 107
По умолчанию Сумы в тылу врага

"Страшные картины из детства снятся многим нашим землякам до сих пор
Участников прошедшей войны с каждым годом остается все меньше. Их постаревшие дети, которых сейчас называют детьми войны, не участвовали в боях и партизанских рейдах, но душевные раны, полученные в те годы, не заживают до сих пор.
Судьба подарила нам встречу с одним из них - Робертом Семеновичем Богушем, человеком, который помнит военные Сумы до мельчайших подробностей.
Киев бомбили, нам объявили...
- В 1941 году мне пошел 12-й год. Мы с папой, мамой и сестрой Лидой жили в районе теперешнего ДК СНПО им.Фрунзе. В то время много говорили об агрессивности и воинственности Гитлера и обсуждали вероятность войны, но никто в такую возможность до конца не верил. Стихи тех лет, песни и фильмы заставляли верить в непобедимость страны. Мы были уверены, что в случае агрессии будем воевать на территории противника.
А 22 июня днем я пошел на рынок (который тогда находился на месте универмага «Киев») искать бабушку, хотел помочь ей нести продукты. И вдруг из репродуктора (они тогда висели в центре города) раздался голос Молотова, объявлявшего о начале войны. Настала тревожная тишина, а потом молодые люди заговорили о том, что «за два-три месяца мы с немцами справимся». Старики же планов не строили... Возвращаясь с рынка по Суджанской (ныне ул.Горького), я увидел организованно идущих мужчин с рюкзаками - это были люди с предписанием «немедленной явки в военкомат в случае объявления войны».
Кто в бомбоубежище, кто - под железную кровать...
И начались безрадостные будни. Каждый день по радио перечисляли занятые немцами города, и взрослые вздыхали, понимая, как быстро враги продвигаются по территории Родины. А где-то через месяц начались налеты немецкой авиации. Но в городе была очень сильная зенитная артиллерия и первые разовые атаки она успешно отражала. Во всех сумских дворах уже сооружали бомбоубежища - это были вырытые по специальной схеме зигзагообразные ямы-щели, прикрытые бревнами. О воздушном налете сумчан оповещали заводские трубы - сигналы тревоги подавались короткими гудками. Всерьез опасаясь химических атак, людям выдали противогазы, надев которые мы поначалу бегали в свои бомбоубежища. Потом противогазы забросили. А когда воздушные налеты стали частыми - иногда и из дома не выходили, а забирались под железные кровати. В уже разрушенных сумских домах мы, мальчишки, видели много целых железных кроватей, и нам казалось, что раз этот предмет уцелел, то и тому, кто спрячется под ним, ничего не угрожает. Конечно, мы не думали тогда о возможности прямого попадания бомбы... Мы продолжали жить в своем доме и были совершенно уверены в том, что немцы до Сум не дойдут. Не зря же защищать страну уходили мужчины, а в городе остались лишь женщины, старики, дети да больные. Ушел на фронт и мой отец.
Как-то, гуляя, мы с сестрой увидели самолет, который просто кружил над Сумами. Вдруг с ошеломительно громким звуком в воздухе взорвалась специальная бомба - такими немцы действовали на психику людей. Сестру этот случай так напугал, что мама собрала нас, и мы переехали подальше от центра, в дом бабушки и дедушки, на самый конец ул.Засумской, в район Тяглового моста. Тогда это место называли Бредком. Мимо бабушкиного дома продолжали идти на фронт солдаты, было еще тепло, они были легко одеты, но явно голодны, поэтому люди выносили бойцам кто что мог - кто хлеб, кто молоко, - подкармливали на ходу. Солдаты шли цепочкой, под заборами, чтобы их передвижение не засекли с воздуха, и уходили в сторону Белопольского шоссе. Мы смотрели на них с надеждой. А когда увидели с другом идущие по ул. Ильинской (ныне Красногвардейская) броневики с пулеметами (примерно 20), то совершенно уверились в том, что «немцам теперь капут»!
Первое, что сделали немцы, - перебили наших собак
А по радио продолжали упорно сообщать о занятых городах и поселках - фронт неумолимо приближался к нам. Наша семья могла и не оставаться на оккупированной территории - у нас была эвакопутевка от горкома партии. Но когда мама пошла на вокзал за билетами и увидела на станции разбомбленный эвакоэшелон с массой убитых и тяжелораненых, то решила не рисковать с переездом. Вскоре в Сумах стала слышна канонада. А ночью 30 сентября взрослые разбудили нас с сестрой, чтобы отвести в бомбоубежище. Я выглянул в глухо занавешенное окно и обомлел - за ним было светло как днем: немцы набросали зажигательных бомб, и возникли пожары. Со стороны Белопольской в районе нефтебазы горело все, и на этом нереальном фоне с неба спускались парашютисты. У каждого из нас был «тревожный» узелок с самым необходимым, собранный на случай быстрой эвакуации, мы схватили эти «пакуночки» и побежали за мамой. Началась массированная бомбежка, и дедушка, который принципиально не ходил в укрытие, а оборудовал себе «схованку» под 3-миллиметровым железным листом в погребе, так испугался, что вмиг очутился даже не в нашем, а в соседнем бомбоубежище! Земля в тот день перекатывалась волнами, как море, а нас в укрытии качало, и было по-настоящему страшно. А через несколько дней, 10 октября, немцы окончательно вошли в Сумы, на город опустилась тоска. Сначала повсюду лаяли хозяйские собаки, но немцы их просто перебили. А сумчане несколько дней находились в таком шоке, что не выходили на улицы. Началась жизнь при немцах...
Под Сумами был свой Бабий яр
В первые же дни захватчики расстреляли тех, кто выносил товары из брошенных магазинов. Эти люди вовсе не мародерствовали в обычном понимании, ведь тогда был лозунг «Ничего не оставлять врагу!», но они погибли от пуль фашистов. Потом, уже глубокой осенью, начались массовые казни - я видел, как вели на Красную площадь какую-то подпольщицу, чтобы там показательно ее расстрелять. Затем казнили семерых партизан. Потом - Бог весть откуда взявшихся у нас моряков Азовской флотилии: они шли в одних только тельняшках, брюках и бескозырках. В городе было немало евреев, хотя большинство все-таки уехали до оккупации. Остались те, кому было некуда или невозможно уехать, бедные или такие, кто верил, что «немцы - нация культурная». А «культурные» нацисты сначала заставили всех «юде» ходить с нашитой на одежду шестиконечной звездой, а потом, собрав под предлогом вывоза в гетто около тысячи человек, вывезли их в овраг в районе биофабрики и расстреляли из пулеметов. В городе были слышны только длинные пулеметные очереди. Фашисты показали себя настоящими агрессорами: били, грабили, ломали двери, если им казалось, что слишком долго не открывают и т.п.
Я гордился, что мой отец служит в Красной Армии, но только мама знала о том, что он партизанил. Этот секрет строго ею хранился, ведь семьи партизан расстреливали неминуемо. Только потом я узнал, что папа служил в истребительном батальоне, преобразованном в партизанский отряд, действовавший на Брянщине; что потом этот отряд слился с 13-й армией и что мой родной освободитель дошел до немецкого города Лигниц.
Ура - наши в Курске!
А мы выживали в родных Сумах, которые стали «тылом врага», ездили по селам, где у людей были продукты, которые они меняли на вещи. Информации с фронтов не было, радио немцы заглушили, а за чтение партизанской листовки могли расстрелять на месте. Так продолжалось до 1943 года, когда фашисты вдруг стали истерично-нервными, начали массово сжигать какие-то архивы. В город просочились слухи о победе в Сталинграде. Ну а когда шла великая Курская битва, мы с другом Юрой забирались на крыши посмотреть, как колеблется воздух от едва-едва слышных взрывов со стороны Курска. В самом центре, на втором этаже здания на Соборной, располагалась немецкая жандармерия: на первом этаже аптека, что было, видимо, важно для заботящихся о себе фашистов (сейчас как раз напротив бывших окон жандармерии находится сервисный центр UMC). Когда в этот штаб попал снаряд наступающих советских войск, фашисты спешно из него выселялись, а мы тихо радовались их панике. А еще я помню, как с двоюродным братом, затаив дыхание, мы наблюдали настоящий воздушный бой. Над городом летела «рама» - двухкорпусный самолет, разбрасывающий листовки. Сверху и снизу ее сопровождали два советских истребителя. Немец летел низко - опустился под защиту своих зениток, но и из города не вылетал - боялся остаться без минометной поддержки. Наши же понимали: пока они рядом с немецким самолетом, с земли стрелять не будут, и обильно покрывали воздушный «катамаран» пулеметными очередями. Немца они таки доконали, сначала он выпустил из «брюха» все листовки, а потом из кабины выпрыгнул пилот, раскрыл парашют и стал спускаться, но его достала пулеметная очередь, и уже мертвым он приземлился на Садовой. Неуправляемый самолет же долетел до Веретеновки, упал и сгорел там. Мы были очень горды за наших летчиков.
Нам, 14-летним, воевать уже не пришлось
Нам не терпелось узнать, насколько близок фронт, и вдруг, когда однажды услышали минометную очередь со стороны Чернетчины, отчетливо поняли - наши совсем рядом! Пришел и тот день, когда линия фронта стала сугубо сумской реальностью - она проходила прямо по Пслу. Например, суконная фабрика уже была нашей территорией, а все, что в сторону центра, - в руках врага. Отступая, фашисты взорвали все мосты, подожгли центр города, но наши уже активно наступали, и немцы, что называется, драпали. 2 сентября 1943 года Сумы освободили. Мы были счастливы. Мы знали, что теперь-то уж точно будем жить хорошо!..
Во время оккупации школы не работали, нам многое предстояло наверстывать. Корпуса школы №18, где я тогда учился, находились как раз там, где ресторан «Кристалл». Меня выбрали комсоргом, чем я очень гордился. К тому времени в нас, 14-летних пацанах, страна уже видела будущих защитников, нам выдали по настоящей винтовке со штыком, правда, без патронов, и один на всех учебный автомат. На октябрьскую демонстрацию 1944 года мы вышли при полной амуниции, со штыками наголо. Не понимали тогда, что нас всерьез готовили к войне... К счастью, наши отцы и деды победили, а нам воевать уже не пришлось. Низкий им поклон за ту Победу и вечная память погибшим за нее!
Подготовила Елена Корнилова"


Первоисточник:
http://shans.com.ua/?m=nr&id=9066&in=87
__________________
Кривавич Сергей вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 15.12.2008, 00:03   #3
Кривавич Сергей
Администратор
 
Аватар для Кривавич Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Брянск, Россия
Год выпуска: 1991
Сообщений: 1,171
Сказал(а) спасибо: 878
Поблагодарили 954 раз(а) в 316 сообщениях
Загрузки: 1584
Закачек: 107
По умолчанию Сумы под немцами

"
Сумы под немцами

02.07.2008
  • К 22 июня, дню начала Великой Отечественной войны, мы узнали, как жили Сумы и область во время немецкой оккупации


Мемориал Славы для сумчан - символ освобождения города от фашистских оккупантов. На этом месте, по легенде, стоял дом сумчанки, спрятавшей от немцев раненого советского солдата. Фото О.Демьяненко, "Данкор"
Немцы "промывали мозги" населению, обещая ему лучшую жизнь после Советов, но на деле ввели очень в Сумах и области очень жесткие порядки.
  • Листая "Ssumy Anzeiger"
Листаю газету «Сумской вестник» ("Sumski Visnyk", или "Ssumy Anzeiger") за 1942 и 1943 гг., которую издавал орган оккупационных властей — городская управа. Первая полоса этого издания в четыре листа, как правило, была посвящена новостям об успехах немецкой армии на фронте или же «разоблачительным» статьям, в которых критиковались Советы, Англия и США. Вот, например, огромная статья под названием «Сталин без маски» или публикация, посвященная голодомору 1932-33 гг. Середина газеты объясняет населению различные аспекты немецкой политики на оккупированной территории, рисует радужные перспективы создания сельхозкооперативов, объясняет выгоды выезда на работы в Германию, а некоторые статьи посвящены проблеме возрождения украинской культуры, в частности украинского языка. Так немцы играли на национальном самосознании украинцев, пытаясь получить поддержку с их стороны. Правда, уже в 1943 г. заигрывания с населением в прессе прекратились, да и сама газета стала выходить на русском.

Но самая интересная — последняя, четвертая, страница, где, помимо объявлений, печатались распоряжения оккупационных властей. Например, информация о казнях – кто, когда и за что был казнен. Многие видели страшное фото виселицы на Красной площади (казнь подпольщицы Софии Тихончук), ставшее своеобразным символом немецкой оккупации Сум. Об этой казни я тоже нашел сообщение в «Сумском вестнике». А вообще, в то время лишить вас жизни могли за самые невинные «преступления» – например за нахождение за пределами города или села без пропуска. Или же за то, что вы подошли к охраняемой железной дороге ближе, чем на километр. От лиц еврейской национальности требовали носить на левой стороне груди шестиугольную звезду желтого цвета. За невыполнение этого распоряжения людей ожидала «найтяжча кара» — есть и такое объявление.

А еще через газету немцы периодически требовали от населения сдать то лыжи (включая детские), то велосипеды, то радиоприемники, то… голубей! Безработных обязывали явиться в определенное время на биржу труда для регистрации, а зарегистрировавшихся — на поезд в Германию (кто не выполнит приказ — будет сурово наказан).
  • Немецкий порядок на сумской земле
В августе 1941 года немецкая армия подступила к Сумской области, а уже к 19 октября Сумщина была полностью оккупирована. Немецкая оккупация 1941-43 гг. внесла в жизнь населения Сум значительные изменения, в которых, опираясь на статьи того же «Сумского вестника», некоторые современные исследователи находят довольно много положительных моментов, суть которых можно свести к тому, что немцы пытались навести на захваченной территории строгий немецкий порядок. Хотя не стоит забывать, что делалось это в интересах захватчиков, а не местного населения. «Практически с первых дней оккупации началась политика «закручивания гаек»: вводился комендантский час; любой грабеж помещений жителей, кооперативов, государственных учреждений, колхозов, совхозов запрещался под страхом расстрела; все украденное надо было возвратить; в хозяйствах проводилась инвентаризация имущества; работа в колхозах и совхозах немедленно восстанавливалась. За невыполнение распоряжений главы колхоза – невыход на работу без уважительных причин – предполагалось наказание», — пишет в своей статье директор Государственного архива Сумской области Геннадий Иванущенко. Каждый житель области старше 16 лет был обязан зарегистрироваться, получить временное удостоверение и уплачивать подушный налог в размере 5 карбованцев в месяц. Были введены и другие виды обязательных платежей. Городская управа вводила “Временные правила о преступлениях и гражданском праве, которые рассматривают судьи на территории г. Суммы”. Г.Иванущенко приводит частичный перечень преступлений и наказаний того периода, например:

Спекуляция — принудительная работа до 1 года с неполной конфискацией имущества или лишение свободы до 3 лет с полной конфискацией. Взяточничество — лишение свободы до 3 лет.
  • Четыре класса для покоренных
Конечно, жизнь на территории Сум и Сумщины в период оккупации не прекратилась. Но немцы взялись менять ее на свой лад. Например, это касалось сферы образования. Школа должна была выполнять роль «перевоспитания» населения. Достаточными для покоренных народов немцы сочли четырехклассные школы, а также профессиональные ремесленные и сельскохозяйственные школы «с ограниченными заданиями». Хотя, кроме начальных школ, в 1942 г. Сумской отдел образования решил создать две восьмиклассных гимназии – мужскую и женскую. Обучение было платным – правда, с целью охватить всех детей образованием плата за обучение в младших классах была вскоре отменена. Но, кроме «пряника», использовался и «кнут»: на родителей, которые не отдавали детей в школу, налагались крупные штрафы (150-300 крб. за каждого ребенка).

Сперва местная патриотически настроенная интеллигенция позитивно восприняла искоренение немцами всего «советского», видя в этом возможность пропаганды национальной идеи. Одним из руководителей украинского возрождения в Сумах стал учитель физики школы №4, член организации ОУН и руководитель Сумской организации (ранее запрещенной советской властью) «Просвита» Семен Сапун. Однако уже в 1942 г. немцы поняли, что деятельность «Просвиты» не отвечает задачам немецкой пропаганды, призывая к устранению любого иностранного влияния (в т.ч. немецкого) и созданию «незалежної України». Деятельность организации была взята под контроль, а Сапун и еще несколько сумских ОУНовцев были казнены.
  • На работу в Германию
В украинцах оккупанты видели прежде всего практически бесплатный трудовой ресурс. Поэтому местное население стали массово отправлять на работу в Германию. Этой процедуре подлежали все трудоспособные мужчины и женщины от 15 до 50 лет. Сперва им обещали заработки в десятки раз большие, чем в СССР, и прекрасные условия труда — о чем можно прочесть в завлекательных немецких брошюрах того периода. Многие поверили в эти сказки и добровольно оформлялись на выезд. Потом от остарбайтеров на родину стали приходить письма. Например, Ирина Бардакова из г.Эссен пишет родным в с.Угроеды: «Работаю на фабрике в инструментальном магазине. Работа чиста и хороша, но очень скучаю. Начальники мои очень хорошие люди немцы». Евфросиния Клавдиенко пишет из г.Аушвиц родным в хутор Васюков Краснопольского р- на: «Я роблю на цементовій фабриці, виливаємо цементові ставки. Живемо в лагерях в бараках. Нічого не бачимо крім цементу та проволоки. Робимо з 7 годин ранку до 5 годин вечора, в суботу до 3 годин дня». Говорят, украинским остарбайтерам везло по-разному – это зависело от того, кто к какому хозяину попал. Немецкая цензура пропускала на оккупированную территорию далеко не всякую информацию из Германии – во многих письмах сомнительные с точки зрения немцев места тщательно зачеркивались.
  • На службе у оккупантов
Часть населения Сумщины добровольно поддержала немцев и устроилась на службу в оккупационные органы. Из местного населения была сформирована т.н. украинская вспомогательная полиция. В нее шли преимущественно те, кто претерпел от советской власти. Хотя были и такие, кто польстился на налоговые льготы и продовольственную поддержку. Полицаи участвовали в борьбе с партизанами, контролировали мирное население, занимались его отправкой на работу в Германию, составляли списки активистов, принимали участие в карательных акциях. В 1942 г. вспомогательная полиция была расформирована и создана немецкая охранная полиция. Теперь полицаи получали бесплатное продовольствие и жалованье 8 крб. в день., обеспечивались обмундированим, общежитием и медобслуживанием. Записаться в полицаи можно было в ближайшем жандармском управлении или по адресу: ул. Петропавловская, 35.

Проводился также набор местного населения в немецкую армию. Созданная немцами дивизия «Сумы» воевала под Сталинградом, на Роменщине действовал карательный отряд Батюты, на Глуховщине и Кролеветчине – т.н. «Украинские казаки».
  • Сумское подполье
Централизованного подполья в Сумах не было, но время от времени возникали подпольные группы, которые, как могли, боролись с оккупантами. Например, член партии София Тихончук устроилась в немецкую столовую, где собирала разведданные. Другие подпольщики из этой группы занимались антифашистской агитацией. Однако вскоре их разоблачили и казнили. В конце октября 1942 г. возникла комсомольская подпольная группа, которую возглавил выпускник школы №2 Дмитрий Косаренко. В начале 1943 г. фашисты арестовали и казнили нескольких членов и этой группы, в т.ч. Косаренко. Но остальные продолжали вести подпольную работу. Информация, собранная подпольщиками, имела значительную ценнсть. В частности, советские войска, подойдя к городу в 1943 г., уже знали, где находятся наиболее важные объекты немцев, и обстрел города велся с учетом их расположения, что снижало риск гибели мирного населения. Как мы знаем, Сумы были освобождены 2 сентября 1943 г., а Сумская область – к концу ноября.



Сумской ж/д вокзал, разрушенный немцами в 1943 г.


Такие карбованцы немцы ввели в оборот на оккупированной территории. (Из фондов Сумского краеведческого музея)



Такие брошюрки немцы распространяли в Сумах, агитируя население добровольно ехать на работы в Германию. (Из фондов Государственного архива Сумской области)
Владимир Сурков, газета "Данкор"
Первоисточник:
http://dancor.sumy.ua/articles/5819.htm
__________________
Кривавич Сергей вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 16.12.2008, 08:49   #4
Кривавич Сергей
Администратор
 
Аватар для Кривавич Сергей
 
Регистрация: 07.12.2007
Адрес: Брянск, Россия
Год выпуска: 1991
Сообщений: 1,171
Сказал(а) спасибо: 878
Поблагодарили 954 раз(а) в 316 сообщениях
Загрузки: 1584
Закачек: 107
По умолчанию Смерть всех сравняла


Смерть всех сравняла

21.02.2008 15:10:00
Прочтения: 586


В Сумах покоятся сотни безымянных немецких солдат, на их могилах выросли новостройки

Евгения Суярко

Во время оккупации г. Сумы в годы Великой Отечественной войны на территории Ильинской церкви находилось огромное захоронение немецких солдат.
Не исключено, что уже в апреле текущего года Народный союз Германии по уходу за военными могилами получит разрешение от Государственной межведомственной комиссии по увековечению памяти жертв войны и политических репрессий при Кабинете министров Украины на проведение эксгумационных работ на территории церкви.
Сравнять с землей

В послевоенный период сохранились далеко не все немецкие кладбища. Борьба с немецкими воинскими захоронениями началась еще во время войны, когда была издана негласная директива НКВД об уничтожении вражеских могил. На освобожденных территориях следовало снести кресты на немецких могилах, надгробия сровнять с землей, а останки немецких солдат выкопать и перенести за пределы населенных пунктов — в овраги, заброшенные силосные ямы и т.п. Но, как правило, могильные березовые кресты население разбирало на растопку, могильные холмы разравнивали. В результате немецкие захоронения лишались внешних признаков, и местные власти отчитывались о приведении директивы в исполнение.
Длительное время захоронениями немецких солдат никто не занимался. Даже мертвых военнослужащих считают захватчиками и врагами. Только единицы чтят могилы воинов, не деля их на советских или немецких

Так и остались воинские кладбища, большинство из которых находилось в центральной части населенных пунктов, затоптанными и разрушенными. На них стали возводить различные постройки, разбивать парки, прокладывались дороги и инженерные коммуникации. Так, в г. Ахтырке на большом немецком кладбище возвели многоэтажки. В Тростянце вблизи стадиона оно было полностью уничтожено во время прокладки коммунальных сетей. В с. Штеповка Лебединского района немецкое воинское захоронение уничтожили намеренно. Его обнаружили во время прокладывания теплоцентрали, и, хотя по плану инженерные коммуникации проходили только до центра этого кладбища, коммунальщики перекопали его полностью.
Чужие…


Сумчанину Валентину ЧЕЛОБИТЧЕНКО 80 лет. За прожитые годы он увидел многое. В 1943 г., будучи еще «зеленым» (парню не было и 17 лет) пошел на фронт. Начинал служить под Мариуполем, потом демобилизовался и опять ушел на фронт. За время боев на территории Украины он лично похоронил 11 солдат. Только дойдя до Германии, буквально на четвертый день попал в неравный бой, после которого предал земле 31 соотечественника. Хоронил на окраинах поселков, городов, в лесах, на полях… Эти кровавые картинки из жизни навсегда отпечатались в его памяти. «Я много немцев убил на войне, многие убили моих друзей, тем не менее настаиваю, чтобы ко всем могилам относились с уважением. Все погибшие были людьми, и я не позволю, чтобы их могилы оскверняли», — говорит он.

Дело в том, что, по рассказам тещи Валентина Андреевича, во время оккупации в городе Сумы на территории Ильинской церкви хоронили немецких офицеров-летчиков.
Сейчас там находится одна церковь, не считая каплички и небольшого, еще недостроенного домика возле ограды, с левой стороны от центрального входа.

"Мне кажется, это ужасно — начать строить на кладбище, не перезахоронив людей. Это варварство! Поэтому я пошел в эту церковь и спросил священнослужителя: знаете ли вы, что делаете? Там же похоронены солдаты! А священник даже не выслушал меня. На протяжении 60–70 лет на этом месте был обыкновенный газон, никаких строек там и близко не было. Кроме того, на территории церкви развели мусорник. Как они не могут понять, что это святое место для сумчан! Увидев этот срам, я подумал: неужели немцы относятся к могилам советских солдат так же, как мы относимся к их?" — возмущен Валентин Челобитченко.

Нет, немцы оказались очень порядочной нацией, которая чтит память погибших. По поручению правительства ФРГ усилиями сформированного Народного союза Германии по уходу за военными могилами на территории Германии созданы и поддерживаются в ухоженном состоянии 3600 воинских захоронений, в которых покоятся более 760 тыс. граждан бывшего Советского Союза. Из бюджета ФРГ на содержание этих захоронений выделяется ежегодно около 25 млн. евро. Делегации ветеранов из России, Украины и других стран СНГ приглашаются для участия в Днях Народной Скорби, где они могут лично убедиться в поддержании хорошего состояния военных мемориалов и захоронений советских воинов на территории Германии.
И все-таки оно существует!


Побеседовав с представителем Народного союза Германии по уходу за военными могилами в Восточной Украине Виктором СТАРЧЕНКО, мы узнали о том, что старожилы помнят, что перед Ильинской церковью во время оккупации были похоронены около 800 немецких солдат. Захоронение располагалось со стороны бывшей ул. Красногвардейской вправо и влево вдоль ограды, а также вдоль бугристой дорожки, которая ведет к центральному входу церкви. «По опыту могу сказать, что такой асфальт — явное свидетельство захоронений», — заявил Виктор Старченко.

Конкретно этим кладбищем Народный союз Германии начал заниматься в 1998 г. В ноябре прошлого года представители этой организации снова посетили Сумы и при общении со старожилами нашли новые подтверждения существования на территории Ильинской церкви большого захоронения немецких солдат. После этого они обратились в горсовет с просьбой заактировать это место как памятник истории, на что получили ответ: мол, для начала мы сами должны провести внутреннее расследование и убедиться, что там действительно было кладбище. «Результаты их расследования не сильно отличались от наших. Милиция опросила местных жителей и получила те же ответы, что и мы, поэтому мэр Геннадий МИНАЕВ подписал Акт установления места захоронения, как того и требует законодательство. Теперь данное захоронение обрело статус объекта культурного наследия. В данный момент проводятся необходимые согласования, чтобы в дальнейшем провести эксгумацию и перезахоронить солдат, конечно же, с разрешения местной власти и церкви. Сейчас Государственная межведомственная комиссия по увековечению памяти жертв войны и политических репрессий при Кабинете министров Украины принимает решение о выдаче разрешения на проведение работ, которое мы планируем получить не раньше апреля этого года», — рассказывает Виктор Старченко.
Пример для подражания


Необычная история произошла с поиском и перезахоронением останков немецких солдат в с. Рясное Краснопольского района. В декабре 2004 г. в Народный союз Германии обратился епископ Сумской и Ахтырский с просьбой забрать и перезахоронить останки немецких солдат, чьи захоронения были разрыты мародерами на территории Свято-Дмитриевского монастыря. Во время войны в уцелевших зданиях монастыря был немецкий госпиталь, и умерших солдат хоронили рядом. Данная просьба священнослужителя была вызвана еще и тем, что зимой 2005 г. на месте взорванного Свято-Дмитриевского собора, который частично находился на немецких захоронениях, в связи с возрождением монастыря планировалось установление Поклонного креста. При осмотре места выяснилось, что вдоль периметра фундамента собора могилы немецких солдат перекопаны мародерами. Народный союз Германии отозвался на просьбу священнослужителей, хотя план проведения работ на 2005 г. был уже утвержден. Мало того, уже в апреле, как только позволили погодные условия, поисковая группа приступила к работе. Уже к концу месяца были эксгумированы останки 62 немецких солдат. Территория была приведена в порядок и сдана по акту председателю Ряснянского сельского совета и представителям церковной общины. После окончания работ на том месте установлен Поклонный крест как символ возрождения православной веры.
Немецкие Сумы


Кроме захоронения на территории Ильинской церкви в Сумах были и другие. Вот только информации об их точном количестве и месте расположения практически нет. Документы, которые бы свидетельствовали о существовании немецких кладбищ, отсутствуют. Их нет ни в архиве, ни в краеведческом музее, ни у историков. Тем не менее существуют исторические исследования и воспоминания людей, которые стали очевидцами событий.

По словам историка Михаила МАНЬКО, в Сумах немцев хоронили с 10 октября 1941 г. по 2 сентября 1953 г. За это время образовалось немалое количество кладбищ. И связано это, прежде всего, с большим количеством немецких госпиталей в городе. Всех умерших и погибших на поле боя хоронили в Сумах.
Любое осквернение захоронений подпадает под ст.297 Уголовного кодекса Украины «Надругательство над могилами» и карается штрафом до ста не облагаемых налогом минимумов доходов граждан, или арестом на срок до шести месяцев, или сроком до трех лет ограничения, а то и лишения свободы

Как правило, немцы отводили под кладбища территории церквей, парков, рыли траншеи в оградах. Но опять-таки самое лучшее и самое масштабное кладбище в Сумах было на территории Ильинской церкви. По рассказам Михаила Манько, там были похоронены не только немцы, но и венгры, словаки, поляки, итальянцы.
«Когда к нам приезжали немцы, чтобы найти кладбище, на котором были похоронены их соотечественники, они мне рассказывали, что там покоятся не только солдаты, но и полковники, генералы», — делится он.

В 1950 г. горсовет принял решение об уничтожении этого кладбища, аргументируя это тем, что оно не сохранилось, находится в плохом состоянии, перезагружено. Дальнейшая его судьба после принятия решения неизвестна.

Также немецкие захоронения были по ул. Роменской, Тополянской. Последнее кладбище в Сумах появилось в 1953 г. на Химгородке, возле Сумского мясокомбината, оно же в позапрошлом году было уничтожено последним.

Некоторые краеведы утверждают, что часть немецких захоронений есть на Лучанском кладбище. Известно точно, что там лежат венгры, венгерские захоронения есть также под Курским мостом. Во время войны на Лучанском кладбище хоронили пленных, которые умерли от ран и болезней.

По словам краеведа Виктора ТОКАРЕВА, были отдельные немецкие захоронения на городском кладбище, бывшем кладбище возле вокзала. «Возможно, были на Барановке. Когда наши наступали, немцы оборонялись, а после боя всех умерших хоронили прямо на месте. Но неизвестно, покоятся ли там только наши или еще и немцы. Нет точных свидетельств, которые это подтверждают», — говорит он.
Сам себе гробовщик


Сегодня в Украине Народным союзом Германии по уходу за военными могилами создано пять сборных кладбищ, на которых хоронят немецких солдат. Для Восточного региона Украины Харьковская облгосадминистрация предоставила территорию площадью приблизительно в 5 га для строительства сборного военного кладбища. Оно граничит с 17-м гражданским кладбищем. Территория, которая имеет вид треугольника, расположена под наклоном 20 град. Посетитель заходит на кладбище через скромное здание. Дорожка, вымощенная брусчаткой, проходит вдоль склона, поднимаясь к центральной памятной площадке, на которой установлен массивный гранитный крест. Имена и данные погибших выбиты на гранитных стелах. Территория покрыта газоном, на котором установлены символические группы каменных крестов.

В настоящий момент на Харьковском сборном военном кладбище перезахоронено около 40 тысяч павших из минувших воинских погребений, которые были расположены на территории Харьковской, Донецкой, Днепропетровской, Луганской, Сумской и Полтавской областей.
__________________
Кривавич Сергей вне форума   Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 16.02.2009, 02:12   #5
Селищев Владимир
Ст.лейтенант
 
Аватар для Селищев Владимир
 
Регистрация: 18.04.2008
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1988
Сообщений: 137
Сказал(а) спасибо: 14
Поблагодарили 179 раз(а) в 44 сообщениях
Загрузки: 2
Закачек: 1
По умолчанию На:Смерть всех сравняла

Я точно не помню в каком году в 1976 или 1977, вокруг Ильинской церкви убирали ограду и приводили все в нынешний вид, мы с друзьями туда ходили и на территории были и остатки разбитых надгробных памятников с изображениями в военной форме и человеческие кости и черепа и остатки формы - это когда эскаваторами "скругляли" склоны то окрывались старые могилы, у кого-то из старших был даже череп и берцовые кости принесенные оттуда.... Я думаю что живы еще те строители которые принимали участие в "облагораживании" храма они могли бы рассказать и побольше....
Селищев Владимир вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 22.02.2009, 21:50   #6
Олександр
Гость
 
Аватар для Олександр
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию Библиотека СВАКДКУ

Интересуюсь историей Второй мировой, а также боевыми действиями на Сумщине.
В областной библиотеке, к сожалению с иформацией по этому направлению "не очень".
Насколько разносторонне в библиотеке СВАКДКУ представлена литература о военной истории. В частности -истории ВОВ.
Есть ли в библиотеке СБОРНИКИ БОЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ и подобная научная литература.

Кому интересно, здесь есть электронный вариант БОЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ, но без приложений. А без них информативность,к сожалению, снижается.

http://ww2doc.50megs.com/Issues.html
  Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 05.11.2010, 18:26   #7
Курилов Николай
Архивариус СВАКДКУ
 
Аватар для Курилов Николай
 
Регистрация: 10.01.2008
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1974
Сообщений: 17,590
Сказал(а) спасибо: 10,389
Поблагодарили 25,253 раз(а) в 11,135 сообщениях
Загрузки: 67
Закачек: 83

Награды пользователя:
Победитель конкурса Орден Славы Форума Просветитель СВАКДКУ За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти Лучший автор СВАКДКУ 
Всего наград: 8

По умолчанию

Сумы в период окупации
Фотографии с выставки, посвященной Дню освобождения Сум (2010г.)
http://reibert.info/forum/album.php?albumid=4151

http://chapaev69.livejournal.com/138995.html

Сумщина в период ВОВ
http://reibert.info/forum/album.php?albumid=2967

Герой Советского Союза Красий Семён Афанасьевич

Последний раз редактировалось Курилов Николай; 05.11.2010 в 18:38.
Курилов Николай вне форума   Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 11.11.2012, 09:11   #8
Курилов Николай
Архивариус СВАКДКУ
 
Аватар для Курилов Николай
 
Регистрация: 10.01.2008
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1974
Сообщений: 17,590
Сказал(а) спасибо: 10,389
Поблагодарили 25,253 раз(а) в 11,135 сообщениях
Загрузки: 67
Закачек: 83

Награды пользователя:
Победитель конкурса Орден Славы Форума Просветитель СВАКДКУ За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти Лучший автор СВАКДКУ 
Всего наград: 8

По умолчанию

Сумы в 41-м: жаркое лето, жестокая осень

http://www.shans.com.ua/index02.php?m=nr&in=380&ir=49

люди и судьбы

Сумы в 41-м: жаркое лето, жестокая осень

Наверное, не найти коренного сумчанина старше 1935 года рождения, не запомнившего на всю оставшуюся жизнь день 22 июня 1941 года.





Воскресный день был жарким, к обеду небо затянуло тучами, прошел небольшой дождик - и снова прояснилось. В 8.40 по городскому радио транслировали речь Молотова. Закончилось время «до войны». Она началась. Войне обрадовались только мальчишки. Всем остальным было ясно - пришла огромная беда...

К обеду опустели полки магазинов. (Купленные и припрятанные в этот день керосин, спички, мыло, соль многим дали шанс позже выжить в оккупации.) А мимо стоящих в очередях домохозяек шагали по улицам мужчины с вещмешками за плечами. Это шли те, в мобилизационных предписаниях которых значилось: «Явиться на сборный пункт сразу же после объявления войны». Всего в первые месяцы войны на фронт ушли около шести тысяч сумчан - 12 батальонов по довоенным штатам.

За какие-то несколько дней городская жизнь изменилась неузнаваемо. Школы, только что выпустившие питомцев на каникулы, становились военными госпиталями. Свыше ста новосозданных пионерских отрядов по примеру любимого героя из повести Аркадия Гайдара «Тимур и его команда» брали под свою защиту и заботу семьи и квартиры мобилизованных: помогали по хозяйству, ухаживали за маленькими детьми. Сумчане готовили свои жилища к противовоздушной обороне. Во дворах домов, на огородах и пустырях рыли простейшие бомбоубежища - «щели». Они представляли собой очень глубокие зигзагообразные окопы, стенки которых укрепляли досками. А накрывали всяк на свой лад: кто снятым забором, кто листами железа... Окна, чтоб не вылетели, заклеивали крест-накрест полосками бумаги. Улицы ночами стали патрулировать бойцы истребительных батальонов.





Эти приготовления не были напрасными. С августа станции Сумы, Сумы-Товарная, Басы стали объектами воздушных атак немцев. Огонь зенитной артиллерии часто вынуждал вражеских летчиков сбрасывать бомбы до подхода к цели, из-за чего не раз пострадали городские окраины - Засумка, Тополи, Оболонь, Лука. Три тяжелые бомбы упали даже на улицу 3-ю Проектную (ныне ул.Жуковского в районе автовокзала), состоявшую из трех мазаных хат. В результате августовских бомбардировок был нанесен незначительный ущерб путевому хозяйству, на запасных путях сумского вокзала сгорел состав (порожний!) для эвакуации населения.

С 19 июля в летних учебных лагерях за Барановкой началось формирование 293-й стрелковой дивизии. Ее командир, полковник П.Ф.Лагутин, был кадровым военным, преподавателем академии им.Фрунзе. Штаб дивизии расположился на Луке, во флигеле бывшей усадьбы Линтваревых, где ныне дом-музей А.П.Чехова. Личный состав состоял из призывников Киевщины, Сумщины и Удмуртии. На обучение и сколачивание подразделений война отпустила всего 40 дней.

С приближением фронта на улицах становилось все больше военных. На станцию Сумы прибывали переполненные ранеными санитарные поезда. Одновременно началось невиданное по масштабам движение из города. Промышленные объекты, людей эвакуировали в восточные районы страны. Было разобрано и вывезено оборудование заводов им.Фрунзе, КРЗ, «Сельэлектро», фабрики «Красный текстильщик», биофабрики, лесопильного завода, кирпичных заводов, а также мелких предприятий легкой и пищевой промышленности. В сжатые сроки им предстояло возобновить работу на новых местах - в Узбекистане, Казахстане, на Урале. Поэтому вместе с заводами покидали город вместе со своими семьями квалифицированные рабочие. Не были забыты и объекты культуры: коллекции художественного музея переехали в Горький, Куйбышев и Новосибирск, часть труппы и оборудование областного театра - в город Бугуруслан. Эвакуации подлежали и семьи партийных работников и командиров Красной Армии. Уезжали туда же - в Поволжье, Казахстан, Узбекистан. Детский дом переехал в Самарканд. Город опустел. Большинство оставшихся составляли старики, женщины, дети.

20 августа бойцы 293-й дивизии получили личное оружие, погрузились в эшелоны - и уже через несколько дней вели тяжелые бои. В течение августа-сентября боевые порядки части трижды были прорваны моторизованными колоннами врага, но 293-я отступала - и опять встречала немцев на новом рубеже. Необстрелянные бойцы проявили изумительную стойкость. Ни рейды фашистских танков по тылам дивизии, ни психические атаки фашистских автоматчиков не сломили их. Две недели дивизия удерживала танковые и моторизованные части Гудериана в междуречье Десны и Сейма. После войны Гудериану стыдно было признать, что значительные силы его танковой группы в начале сентября 1941 года были скованы активными контратаками всего одной советской дивизии - 293-й стрелковой полковника П.Ф.Лагутина. Но и дивизия за время боев на Сумщине потеряла 50-60% от первоначального состава...

В конце сентября на сумской железнодорожной станции начала выгрузку одна из элитных частей РККА - Московская Пролетарская моторизованная дивизия генерала А.И.Лизюкова. Стекла дрожали в домах по Роменской улице, когда ночью по ней проходила длинная колонна броневиков, танков, тягачей, автомашин, освещенных только узенькими щелями света из ночных фар. 4 октября, в самый разгар осенней распутицы, дивизия нанесла молниеносный удар по группировке противника в 30 км к западу от Сум, в районе села Штеповка. На поле боя остались лежать более пяти тысяч немецких солдат. Фотокорреспондент 40-й армии Петр Вершигора, будущий партизанский генерал, запечатлел на пленке десятки подбитых вражеских танков и сотни сожженных автомашин.

Враг подступал к городу вместе с холодной осенью и страхом перед предстоящей зимой. Самый жестокий и массированный воздушный налет на Сумы произошел 30 сентября. Были разрушены несколько старинных зданий в центре, загорелся склад горючего на Белопольском шоссе. Зарево огромного пожара всю ночь освещало город. Одна из бомб, упавшая в центре, уничтожила здание краеведческого музея со всеми экспонатами. Только чудом (или Божьим промыслом) уцелел находившийся в 20 метрах от него Спасо-Преображенский собор. Следующий мощный налет был 8 октября, перед самым захватом города гитлеровцами. Надо сказать, что 20% немецких авиабомб не взрывались по причине отказа электрических взрывателей - поэтому до наших дней сохраняется возможность нахождения этих боеприпасов. Последний такой случай произошел в 1987 году, когда при строительстве бассейна средней школы № 4 была найдена немецкая авиабомба SD-500.

Вопреки распространенному мнению, немцы не вошли в город без боя. Оборона Сум была возложена на 789-й стрелковый полк подполковника Музагита Хайрутдинова (поэт, национальный герой Башкирии). 8 октября полк принял бой с мотопехотой противника в районе села Степановка, а затем получил приказ занять оборону в селе Василевка. Батальон капитана Шевырева в качестве боевого охранения закрепился в левобережной части города, а 9 октября утром нашими саперами были подорваны Харьковский и Северный мосты.

10 октября в город вошли передовые подразделения 75-й пехотной дивизии вермахта. Колонна машин с пехотой остановилась у въезда на разрушенный Харьковский мост. Советское орудие, замаскированное в районе текстильной фабрики, подожгло несколько грузовиков. Десяток трупов немецких солдат остались лежать на мостовой. Также наши снайперы сняли с колокольни Спасо-Преображенского собора нескольких вражеских наблюдателей. Но и немцы 11 октября преподнесли оборонявшимся советским частям неприятный сюрприз, перейдя Псел по деревянному мостику в районе Гусинцев, не обозначенному на карте.

12 октября 789 стрелковый полк занял оборону в селе Токари. Две атаки были отбиты с большим уроном для противника. 14 октября немцы обошли полк, после чего был получен приказ отступать к Мирополью...

Утром и днем 11 октября 1941 года, после прихода в Сумы немцев, никто не выходил из дому. По всему городу слышались выстрелы - немцы перебивали собак. На перекрестках уже висели объявления новой власти. В них предписывалось немедленно сдать оружие, радиоприемники, фотоаппараты, велосипеды, лыжи (даже детские), голубей... Запрещалось хождение по улицам с 18 вечера до 5 утра. «Найтяжчою карою» грозил подход к железнодорожному полотну и нахождение в пригородных лесах вне проезжих дорог... Утром 13 октября нехорошая тишина была прервана рокотом авиамоторов: жители Лепеховки и Конной площади (ныне Баумана) видели схватку советского истребителя И-16 и немецкого Мессершмита-109. Когда «мессер», густо дымя, пошел к земле, детвора закричала «ура!» и захлопала в ладоши. Но и советский самолет стал тихо снижаться, возможно, у него закончилось горючее, и летчик выпрыгнул с парашютом. Многие бросились в поля в сторону Косовщины «шукать льотчика». Судьба его неизвестна. Это было последнее «прощай» от Красной Армии. Потянулись будни оккупации, которую все ее пережившие считают самым страшным временем своей жизни...

Сергей Задесенец

Последний раз редактировалось Курилов Николай; 11.11.2012 в 09:15.
Курилов Николай вне форума   Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 03.09.2014, 22:58   #9
Курилов Николай
Архивариус СВАКДКУ
 
Аватар для Курилов Николай
 
Регистрация: 10.01.2008
Адрес: Сумы
Год выпуска: 1974
Сообщений: 17,590
Сказал(а) спасибо: 10,389
Поблагодарили 25,253 раз(а) в 11,135 сообщениях
Загрузки: 67
Закачек: 83

Награды пользователя:
Победитель конкурса Орден Славы Форума Просветитель СВАКДКУ За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти Лучший автор СВАКДКУ 
Всего наград: 8

По умолчанию

Подразделения ГФП на Восточном фронте
http://www.e-reading.me/chapter.php/...__Kniga_1.html
721-я группа. Придана 6-й армии и действовала на территории Сумской, Ростовской, Сталинской областей и Молдавии. Штаб группы летом 1942 г. располагался в г. Ромны, с октября 1942 г. — в Ростове и станице Белокалитвенской, с января 1943 г. — в г. Шахты и Сталино. В августе 1944 г. группа находилась на территории Измаильской области. Начальник — комиссар п/п Мюллер, с октября 1942 г. — комиссар п/п Майснер. Наружные команды группы в середине 1942 г. размещались в Прилуках, Конотопе, Путивле, в конце года — в Миллерово, станицах Николаевской, Морозовской, с января 1943 г. — в г. Красный Сулин, Чистяково, Таганроге и Серго, с августа 1944 г. — в Молдавии.


30 лет под страхом смерти
http://www.mk.ru/editions/daily/arti...om-smerti.html
Военный преступник скрывался под маской журналиста
20 декабря 2005 в 00:00, просмотров: 5929
На столе рядышком лежат две фотографии.
На одной — Александр Юрьевич Мироненко. Седовласый старший редактор издательства Министерства гражданской авиации. Готовил очерки о подвиге советского народа в Великую Отечественную войну. Имеет многочисленные награды: “За победу над Германией”, “За взятие Берлина”, а также Кенигсберга и Варшавы...
Дело изменника Родины
https://www.youtube.com/watch?v=cjwqbbmh_5Q

Последний раз редактировалось Курилов Николай; 04.09.2014 в 08:53.
Курилов Николай вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 00:12. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.8
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc.
Международное Объединительное Движение выпускников Сумского артиллерийского училища

Ассоциация выпускников Тбилисского артиллерийского командного краснознаменного ордена красной звезды училища имени 26 Бакинских комиссаров  КВАКУ - Коломенское Высшее Артиллерийское Командное Училище        207 МСД - Форум Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!