Форум выпускников Сумского ВАКУ

Вернуться   Форум выпускников Сумского ВАКУ > Курилка > Обо всём

Важная информация

Обо всём Общаемся обо всем и на любые темы

Ответ
 
Опции темы
Старый 02.09.2012, 22:30   #21
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Сквозь игольное ушко: Пушки с коническими стволами

На протяжении вот уже столетия лучшим противотанковым боеприпасом остается быстролетящий лом. А основным вопросом, над которым бьются оружейники, – как разогнать его побыстрее.

Это только в фильмах про Вторую мировую танки после попадания снаряда взрываются – кино ведь. В реальной жизни большинство танков умирают как пехотинцы, словившие на полном бегу свою пулю. Подкалиберный снаряд проделывает в толстом корпусе небольшую дырку, убивая экипаж осколками брони самого танка. Правда, в отличие от пехотинца, большинство таких танков уже через несколько дней, а то и часов, легко возвращаются к жизни.
Правда, с другим экипажем.



У современной реконструкции пушки с коническим стволом хорошо видна характерная деталь: щит составлен из двух броневых листов


Практически до начала Второй мировой войны скорости обычных снарядов полевой артиллерии с запасом хватало для пробития брони любых танков, да и бронирование было большей частью противопульным. Классический бронебойный снаряд представлял собой большой стальной тупоконечный (чтобы не соскальзывать с брони и не обламывать кончик снаряда) пробойник, часто с аэродинамическим медным колпачком-обтекателем и небольшим количеством взрывчатки в донной части – запасов собственной брони в довоенных танках для хорошего осколкообразования не хватало.

Все изменилось 18 декабря 1939 года, когда, поддерживая наступление советской пехоты, в атаку на финские позиции пошел опытный танк КВ-1. В танк попали 43 артиллерийских снаряда, но ни один из них броню не пробил. Однако этот дебют по непонятным причинам специалистами замечен не был.

Поэтому появление на фронте советских танков с противоснарядным бронированием – тяжелого КВ и среднего Т-34 – стало неприятным сюрпризом для генералов вермахта. В первые же дни войны выяснилось, что все противотанковые пушки вермахта и тысячи трофейных – английских, французских, польских, чешских – бесполезны в борьбе с танками КВ.

Следует заметить, что германские генералы отреагировали достаточно оперативно. Против КВ была брошена корпусная артиллерия – 10,5-см пушки и 15-см тяжелые гаубицы. Наиболее же эффективными средствами борьбы с ними стали зенитные пушки калибров 8,8 и 10,5 см. За несколько месяцев были созданы и принципиально новые бронебойные снаряды – подкалиберные и кумулятивные (по тогдашней советской терминологии – бронепрожигающие).

Масса и скорость

Оставим кумулятивные боеприпасы в стороне – мы рассказывали о них в предыдущих номерах «ПМ». Бронепробиваемость классических, кинетических снарядов зависит от трех факторов – силы удара, материала и формы снаряда. Увеличить силу удара можно увеличением массы снаряда либо его скорости. Увеличение массы с сохранением калибра допустимо в очень небольших пределах, скорость можно наращивать повышением массы метательного заряда и увеличением длины ствола. Буквально за первые месяцы войны стенки стволов противотанковых пушек утолщились, а сами стволы удлинились.

Простое увеличение калибра также не было панацеей. Мощные противотанковые пушки начала Второй мировой делали в основном так: брали качающиеся части зенитных орудий и ставили на тяжелые лафеты. Так, в СССР на базе качающейся части корабельной зенитной пушки Б-34 была создана 100-мм противотанковая пушка БС-3 с весом боевой части 3,65 т. (Для сравнения: германская 3,7-см противотанковая пушка весила 480 кг). БС-3 у нас даже постеснялись назвать противотанковой пушкой и назвали полевой, до этого полевых пушек в РККА не было, это дореволюционный термин.

Немцы на базе 8,8-см зенитной пушки «41» создали два типа противотанковых пушек весом 4,4–5 т. На базе 12,8-см зенитной пушки были созданы несколько образцов противотанковых пушек с совсем запредельным весом 8,3–12,2 т. Для них требовались мощные тягачи, а маскировка была затруднительна из-за больших габаритов.

Эти пушки были крайне дорогими и выпускались не тысячами, а сотнями и в Германии, и в СССР. Так, к 1 мая 1945 года в Красной армии состояло 403 единицы 100-мм пушек БС-3: 58 – в корпусной артиллерии, 111 – в армейской артиллерии и 234 – в РВГК. А в дивизионной артиллерии их не было вовсе.


Полуружье-полупушка
Германское 20/28-мм противотанковое ружье sPzB 41. За счет конического ствола, дававшего большую начальную скорость снаряду, оно пробивало броню танков Т-34 и КВ


Форсированные пушки

Гораздо интересней был другой путь решения задачи – при сохранении калибра и массы снаряда разогнать его побыстрее. Было придумано много разнообразных вариантов, но настоящим шедевром инженерной мысли оказались противотанковые пушки с коническим каналом ствола. Их стволы состояли из нескольких чередующихся конических и цилиндрических участков, а снаряды имели специальную конструкцию ведущей части, допускающую уменьшение ее диаметра по мере продвижения снаряда по каналу. Таким образом обеспечивалось наиболее полное использование давления пороховых газов на дно снаряда за счет уменьшения площади его поперечного сечения.

Это остроумное решение было придумано еще до Первой мировой войны – первым патент на ружье с коническим каналом ствола получил немец Карл Руфф в 1903 году. Проводились опыты с коническим каналом ствола и в России. В 1905 году инженер М. Друганов и генерал Н. Роговцев предложили патент на ружье с коническим каналом ствола. А в 1940 году в конструкторском бюро артиллерийского завода № 92 в Горьком были испытаны опытные образцы стволов с коническим каналом. В ходе экспериментов удалось получить начальную скорость 965 м/с. Однако В.Г. Грабину не удалось справиться с рядом тех-но-логических трудностей, связанных с деформацией снаряда во время прохождения канала ствол, и добиться нужного качества обработки канала. Поэтому еще до начала Великой Отечественной войны Главное артиллерийское управление приказало прекратить опыты со стволами с коническим каналом.

Сумрачный гений

Немцы же продолжали свои опыты, и уже в первой половине 1940 года было принято на вооружение тяжелое противотанковое ружье s.Pz.B.41, ствол которого имел в начале канала калибр 28 мм, а у дула – 20 мм. Ружьем система называлась по бюрократическим соображениям, но на самом деле это была классическая противотанковая пушка с противооткатными устройствами и с колесным ходом, и мы будем называть ее пушкой. С противотанковым ружьем ее сближало лишь отсутствие механизмов наведения. Ствол вручную наводил наводчик. Орудие могло разбираться на части. Огонь можно было вести с колес и с сошек. Для воздушно-десантных войск изготовили облегченный до 118 кг вариант пушки. У этой пушки отсутствовал щит, а в конструкции лафета применили легкие сплавы. Штатные колеса заменили на маленькие катки без всякого подрессоривания. Вес пушки в боевом положении составлял всего 229 кг, а скорострельность – до 30 выстрелов в минуту.

В боекомплект входили подкалиберный снаряд с вольфрамовым сердечником и осколочный. Вместо медных поясков, применяемых в классических снарядах, оба снаряда имели по два центрирующих кольцевых выступа из мягкого железа, которые при выстреле сминались и врезались в нарезы канала ствола. За время прохождения всего пути снаряда по каналу диаметр кольцевых выступов уменьшался от 28 до 20 мм.

Осколочный снаряд имел очень слабое поражающее действие и предназначался исключительно для самообороны расчета. Зато начальная скорость бронебойного снаряда составляла 1430 м/с (против 762 м/с у классических 3,7-см противотанковых пушек), что ставит s.Pz.B.41 в один ряд с лучшими современными пушками. Для сравнения, лучшая в мире 120-мм германская танковая пушка Rh120, стоящая на танках Leopard-2 и Abrams M1A1, разгоняет подкалиберный снаряд до 1650 м/с.

К 1 июня 1941 года в войсках было 183 пушки s.Pz.B.41, тем же летом они получили боевое крещение на Восточном фронте. В сентябре 1943 года была сдана последняя пушка s.Pz.B.41. Стоимость одного орудия составляла 4520 рейхсмарок.

На ближних дистанциях 2,8/2-см пушки легко поражали любые средние танки, а при удачном попадании выводили из строя и тяжелые танки типа КВ и ИС.


Конструкция снарядов позволяла им сжиматься в канале ствола


Калибр больше, скорости ниже

В 1941 году на вооружение была принята 4,2-см противотанковая пушка обр. 41 (4,2 cm Pak 41) фирмы «Рейнметалл» с коническим каналом ствола. Начальный диаметр его был 40,3 мм, конечный – 29 мм. В 1941 году было изготовлено 27 4,2-см пушек обр. 41, а в 1942 году – еще 286. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 1265 м/с, а на дистанции 500 м он пробивал 72-мм броню под углом 30°, а по нормали – 87-мм броню. Вес пушки составлял 560 кг.

Самой мощной серийной противотанковой пушкой с коническим каналом стала 7,5 сm Pak 41. Проектирование ее было начато фирмой Круппа еще в 1939 году. В апреле–мае 1942 года фирма Круппа выпустила партию из 150 изделий, на чем производство их и прекратилось. Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 1260 м/с, на дистанции 1 км он пробивал 145-мм броню под углом 30° и 177-мм по нормали, то есть пушка могла бороться со всеми типами тяжелых танков.

Недолгая жизнь

Но если конические стволы так и не получили широкого распространения, значит, у этих пушек были серьезные недостатки. Главным из них наши специалисты считали низкую живучесть конического ствола (в среднем около 500 выстрелов), то есть почти в десять раз меньше, чем у 3,7-см противотанковой пушки Pak 35/36. (Довод, кстати, малоубедительный – вероятность уцелеть для легкой противотанковой пушки, сделавшей 100 выстрелов по танкам, не превышала 20%. А до 500 выстрелов не доживала ни одна.) Вторая претензия – слабость осколочных снарядов. Но ведь пушка – противотанковая.

Тем не менее немецкие пушки произвели впечатление на советских военных, и сразу после войны в ЦАКБ (КБ Грабина) и ОКБ-172 («шарашка», где работали зэки) начались работы над отечественными противотанковыми пушками с коническим каналом ствола. На основе трофейной пушки 7,5 cm PAK 41 с цилиндро-коническим стволом в ЦАКБ в 1946 году были начаты работы над 76/57-мм полковой противотанковой пушкой С-40 с цилиндро-коническим стволом. Ствол С-40 имел калибр у казенной части 76,2 мм, а у дульной – 57 мм. Полная длина ствола составляла около 5,4 м. Камора была позаимствована у 85-мм зенитной пушки образца 1939 года. За каморой шла коническая нарезная часть калибра 76,2 мм длиной 3264 мм с 32 нарезами постоянной крутизны в 22 калибра. На дульную часть трубы навинчена насадка с цилиндро-коническим каналом. Вес системы составлял 1824 кг, скорострельность – до 20 выстр/мин, а начальная скорость 2,45-килограммового бронебойного снаряда составляла 1332 м/с. По нормали на дистанции 1 км снаряд пробивал 230-мм броню, для такого калибра и веса пушки это был фантастический рекорд!

Опытный образец пушки С-40 прошел заводские и полигонные испытания в 1947 году. Кучность боя и бронепробиваемость бронебойных снарядов у С-40 была значительно лучше, чем у параллельно проходивших испытания штатного и опытного снарядов 57-мм пушки ЗИС-2, но на вооружение С-40 так и не поступила. Аргументы оппонентов прежние: технологическая сложность изготовления ствола, низкая живучесть, а также малая эффективность осколочного снаряда. Ну а кроме того, тогдашний министр вооружения Д.Ф. Устинов люто ненавидел Грабина и выступал против принятия на вооружение любой его артсистемы.



Советская 76/57-мм пушка С-40 с цилиндро-коническим каналом ствола


Конические насадки

Любопытно, что конический ствол применялся не только в противотанковых пушках, но и в зенитной артиллерии, и в артиллерии особой мощности.

Так, для 24-см дальнобойной пушки K.3, серийно выпускавшейся с обычным каналом ствола, в 1942–1945 годах было создано еще несколько образцов конических стволов, над созданием которых совместно работали фирмы Круппа и «Рейнметалл». Для стрельбы из конического ствола был создан специальный подкалиберный 24/21-см снаряд весом 126,5 кг, снаряженный 15 кг взрывчатого вещества.

Живучесть первого конического ствола оказалась низкой, а менять стволы после нескольких десятков выстрелов было слишком дорогим удовольствием. По-этому было решено заменить конический ствол цилиндро-коническим. Взяли штатный с мелкими нарезами цилиндрический ствол и снабдили его конической насадкой весом в одну тонну, которая попросту навинчивалась на штатный ствол пушки.

В ходе стрельб живучесть конической насадки оказалась около 150 выстрелов, то есть выше, чем у советских 180-мм корабельных орудий Б-1 (с мелкой нарезкой). В ходе стрельб в июле 1944 года была получена начальная скорость 1130 м/с и дальность 50 км. При дальнейших испытаниях к тому же выяснилось, что снаряды, первоначально прошедшие такую цилиндрическую часть, более устойчивы в полете. Эти пушки вместе со своими создателями были захвачены советскими войсками в мае 1945 года. Доработка системы K.3 с цилиндро-коническим стволом велась в 1945–1946 годах в городе Земмерда (Тюрингия) группой немецких конструкторов под руководством Ассмана.

К августу 1943 года «Рейнметалл» изготовил 15-см зенитное орудие GerКt 65F с коническим стволом и снарядом со стреловидным оперением. Снаряд со скоростью 1200 м/с позволял доставать цели на высоте 18 000 км, куда он летел 25 секунд. Однако живучесть ствола в 86 выстрелов поставила крест на карьере этой чудо-пушки – расход снарядов в зенитной артиллерии просто чудовищный.

Документация на зенитные установки с коническим стволом попала в Артиллерийско-минометную группу Министерства вооружения СССР, и в 1947 году на заводе № 8 в Свердловске были созданы опытные советские образцы зенитных орудий с коническим каналом. Снаряд 85/57-мм пушки КС-29 имел начальную скорость 1500 м/с, а снаряд 103/76-мм пушки КС-24 – 1300 м/с. Для них были созданы оригинальные боеприпасы (кстати, засекреченные до сих пор).

Испытания орудий подтвердили немецкие недостатки – в частности, низкую живучесть, которая и поставила окончательный крест на таких орудиях. С другой стороны, системы с коническим стволом калибра 152–220 мм до появления в 1957 году зенитных управляемых ракет С-75 могли быть единственным средством поражения высотных разведчиков и одиночных реактивных бомбардировщиков – носителей ядерного оружия. Если, конечно, мы бы смогли в них попасть.
  Ответить с цитированием
8 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 02.09.2012, 23:35   #22
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Бронетанковая техника Германии во Второй мировой войне. САУ Sturmtiger. «Тигр» против бункеров

Сталинградская битва, ставшая переломным моментом Великой Отечественной войны, наглядно показала, насколько трудно вести боевые действия в городе при помощи вооружений и техники, предназначенных для работы на больших открытых пространствах. Кроме того, в очередной раз подтвердилась важность укрепленных позиций, бункеров и долговременных огневых точек – достаточно вспомнить легендарный Дом Павлова, чей «гарнизон» два месяца успешно оборонялся от атак противника. Для борьбы с подобными укреплениями, а тем более для уничтожения более серьезных опорных пунктов обороны, требовалось соответствующее оружие, способное обстреливать цели с закрытых позиций и при этом накрывать их мощными крупнокалиберными снарядами. Вскоре после окончания сражения за Сталинград, генерал Г. Гудериан, недавно назначенный на пост инспектора танковых войск, выступил с предложением создать крупнокалиберное самоходное орудие.




Показывают прототип на базе PzKpfw. VI Ausf. H фюреру, Альберту Шпееру и Гудериану



Штурмтигр во время испытаний на Куммерсдофском полигоне, 1944 г.


Предложение было одобрено на самом высоком уровне, после чего началась проработка облика новой бронемашины. Сперва самоходка, получившая кодовое название Sturmtiger («Штурмтигр»), должна была выглядеть как тяжелый танк PzKpfw VI с установленными на нем рубкой и 210-миллиметровой гаубицей. Предварительное проектирование этого самоходного орудия на фирме «Хеншель» шло долго и тяжело – что называется, подкачали смежники. Разработка гаубицы заняла больше времени, чем изначально планировалось. Поэтому в середине весны 43-го вспомнили про интересный проект, отвергнутый флотом. Бомбомет Raketenwerfer 61, также известный под названием Gerat 562, имел калибр 380 миллиметров и обещал перспективной самоходке большое будущее. После принятия на вооружение в составе САУ «Штурмтигр» бомбомет получил индекс StuM RM 61 L/5.

Ствол бомбомета Rheinmetall Borsig Raketenwerfer 61 имел длину всего в 5,4 калибра, что компенсировалось большим весом и мощностью снаряда. Кроме того, предполагалось, что огонь будет вестись по навесным траекториям, для чего большая длина ствола не требуется. Казенная часть бомбомета состояла из кожуха, реечного механизма и плиты замка толщиной 65 миллиметров. Заряжание орудия имело одну оригинальную особенность: после досылания снаряда в ствол и запирания последнего между плитой и задней частью снаряда оставался небольшой зазор в 12-15 миллиметров. Нужен он был для следующей цели. В снарядах бомбомета был солидный метательный заряд, а также маршевый твердотопливный двигатель. Очевидно, что метание 350-килограммового боеприпаса даст отдачу колоссальной силы. Поэтому был сделан зазор между снарядом и замком, выполненный связанным с каналами кожуха ствола. Между стволом Gerat 562 и его кожухом имелось пространство, через которое пороховые газы вырывались наружу, в сторону дула. Благодаря этой системе на «Штурмтигр» не пришлось ставить противооткатные устройства.

В отличие от других ствольных артиллерийских систем, Raketenwerfer 61 проектировался для стрельбы твердотопливными активно-реактивными снарядами. Фугасные боеприпасы массой 351 килограмм оснащались метательным зарядом и шашкой твердотопливного двигателя. В передней части снарядов помещалось до 135 кг взрывчатого вещества. Дно боеприпаса имело 32 наклонных отверстия, расположенных по окружности. Благодаря конфигурации этих «сопел», снаряд вращался в полете. Также небольшое вращение придавалось ему нарезами ствола, в которые входили специальные штифты снаряда. Активно-реактивная система привела к интересной особенности стрельбы: дульная скорость снаряда не превышала 40 метров в секунду. Через мгновение после выхода снаряда-ракеты из ствола происходило воспламенение шашки двигателя. Последний разгонял снаряд до скорости в 250 м/с. Заряд 380-мм снаряда инициировался от взрывателя, который мог настраиваться на задержку от 0,5 до 12 секунд. Согласно инструкциям, прилагавшимся к САУ Sturmtiger, при максимальном возвышении ствола дальность стрельбы составляла 4400 метров.

Из-за оригинального орудия со специальным боеприпасом пришлось значительно пересмотреть старые взгляды на порядок заряжания орудия. Активно-реактивные снаряды помещались в ствол вручную, через казенную часть. Для этого в боевом отделении имелся специальный лоток с роликами и небольшой тельфер с ручным приводом. Перед заряжанием требовалось опустить ствол в горизонтальное положение, после чего конструкция затвора позволяла отпереть его. Далее снаряд вручную досылался в ствол. На случай если боеприпас не попадал своими штифтами в нарезы ствола, экипаж располагал специальным ключом, которым можно было провернуть его на нужный угол. Боекомплект «Штурмтигра» состоял из 12-14 снарядов. По шесть штук размещалось в держателях на боковых стенках боевого отделения. Тринадцатый снаряд помещался в ствол, а 14-й – на лоток. Ввиду большой массы и габаритов снарядов заряжание бомбомета занимало значительное время. Хорошо тренированный экипаж успевал сделать не более одного выстрела за десять минут. При этом в процедуре заряжания участвовало четыре члена экипажа из пяти. Не менее трудоемким было и снаряжение боекомплекта. На крыше рубки устанавливался специальный кран, с помощью которого снаряды переносились с машины снабжения в боевое отделение. Для этих целей над лотком орудия имелся специальный люк. Опущенный снаряд при помощи внутреннего тельфера переносился на свое место, после чего процедура повторялась.



Отсутствие каких-либо специальных противооткатных устройств позволило установить Raketenwerfer 61 на сравнительно простой шаровой установке. Наведение в горизонтальной плоскости осуществлялось в пределах десяти градусов от оси, в вертикальной – от 0° до 85°. Орудие наводилось при помощи телескопического прицела Pak ZF3x8 с трехкратным увеличением. Прочая оптика «Штурмтигра» состояла из командирского перископа на крыше и наблюдательного прицела у механика-водителя. Дополнительное вооружение самоходки было достаточно разнообразным. В лобовом листе монтировалась шаровая установка с пулеметом MG34 или MG42 с боезапасом в 600 патронов. Вместо крышки люка для загрузки снарядом мог устанавливаться модуль с 90-миллиметровым казнозарядным минометом. На крайний случай экипаж располагал пистолетами-пулеметами MP38/40.

Ходовая часть всех выпущенных «Штурмтигров» была полностью аналогична ходовой обычных «Тигров». Дело в том, что самоходный бомбомет-мортира не собирался с нуля, но переделывался из готовых танков. Поэтому 12-цилиндровые бензиновые двигатели HL210P30 или HL230P45, а также трансмиссия остались без изменений. В то же время, бронекорпус танка был значительно переработан. Удалялась часть его крыши и две лобовые плиты. Вместо них ставилась сварная рубка из катаных броневых листов, прошедших цементацию. Лоб рубки имел толщину в 150 миллиметров, борта и корма – по 82. Крыша боевого отделения изготовлялась из 40-мм панели. Остальные элементы бронированного корпуса не изменялись.

Проект самоходки Sturmtiger был готов к началу августа 1943 года. Германское руководство сразу его одобрило и начало строить планы на серийное производство. К примеру, первоначальные объемы сборки равнялись десяти машинам в месяц. Однако изготовление «Штурмтигров» грозило ударить по производству тяжелых танков. Поэтому было принято простое и оригинальное решение: переделывать танки, приходящие на капитальный ремонт. Именно из такого PzKpfw VI был собран первый прототип. Фирма Alkett сделала его осенью 43-го, после чего начались испытания. В связи с рядом обстоятельств рубка первого опытного образца была собрана из обычной неброневой стали. Пробные стрельбы показали высокую огневую мощь машины. Не обошлось без претензий: длительное и трудоемкое заряжание ограничивали возможности самоходки. Также ряд нареканий вызвали снаряды, которые не были доведены до ума. В итоге окажется, что до самого конца Второй Мировой экипажам «Штурмтигров» придется стрелять исключительно фугасными снарядами. Обещанный кумулятивный боеприпас для уничтожения особо крепких сооружений так и не был сделан.

Полная проверка прототипа затянулась на десять месяцев. Из-за этого обстоятельства «Штурмтигр» отправился в бой прямо с полигона. 12 августа 1944 года прототип без бронирования и всего с 12-ю снарядами был отправлен в Варшаву, где его предполагалось использовать при подавлении восстания. Результаты стрельб по объектам восставших подтвердили все выводы испытателей: снаряд ненадежен, а точность все же оставляет желать лучшего. Кроме того, к старым проблемам добавилась новая. При стрельбе на полигоне подрыв учебных целей происходил нормально. Однако тяжелые активно-реактивные боеприпасы были предназначены, прежде всего, для обстрела хорошо защищенных бетонированных объектов. В случае с кирпичными домами пробивное действие снарядов было избыточным – дом буквально пробивался навылет, снаряд заглублялся в землю и взрыв частично поглощался грунтом. Через пять-семь дней после прибытия первого прототипа под Варшаву к нему присоединился только что собранный первый серийный экземпляр. Приехавшие с ним снаряды имели более чувствительные взрыватели, благодаря чему огневая мощь бомбометов была полностью восстановлена до полигонных показателей.

Серийное производство самоходок длилось крайне недолго. Первая из 17-ти машин была собрана 13 августа 44-го, а последняя – 21 сентября. Серийные машины практически не отличались от прототипа. Самое заметное различие – другая нарезка ствола, с 36 нарезами вместо девяти. На практике это означало, что при неправильной подаче снаряд нужно было проворачивать на меньший угол. Только после окончания сборки партии Sturmtiger был принят на вооружение под названием 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger. До конца осени 1944 года в Вермахте было сформировано три роты, которые вооружались новыми «Штурмтиграми». Помимо серийных образцов в войска был отправлен и прототип, который довели до состояния серийных машин. Долго он не служил – уже в конце 44-го года был списан из-за сильного износа.

Специфическая тактическая ниша САУ Sturmtiger в сочетании с отсутствием большого количества хорошо укрепленных целей и постоянным отступлением немецких войск привела к тому, что 380-мм снаряды посылались в самые разные объекты. К примеру, в отчете 1001-й роты, на вооружении которой состояли «Штурмтигры», значится уничтожение сразу трех танков «Шерман» всего одним выстрелом. Тем не менее, это была скорее случайная удача, нежели нормальная практика. Другие примечательные события из боевой практики 1000-й, 1001-й и 1002-й рот – единственных подразделений, где были 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger – если и были, то широкой известности не получили. Зато еще во время войны самоходки «прославились» другим. Из-за своей большой боевой массы в 66 тонн «Штурмтигры» часто ломались, и порой не было никакой возможности провести ремонт или эвакуировать их в тыл. Стоит отметить, что до начала весны 1945 года это было достаточно редкой практикой – за зиму немцы списали по неисправности всего одну машину. «Сезон потерь» начался в марте. Всего за пару месяцев весны большая часть остававшихся «Штурмтигров» была брошена либо уничтожена собственными экипажами. Техника все больше изнашивалась, а возможностей для ремонта не было. Поэтому бойцы были вынуждены отступать без своей боевой машины.

Стоит отметить, что были уничтожены не все самоходки. Как минимум, три или четыре единицы попали в руки стран антигитлеровской коалиции. Имеются сведения о послевоенных испытаниях двух экземпляров в США и Великобритании. До нашего времени дожило только два «Штурмтигра», которые теперь являются музейными экспонатами. Первый находится в танковом музее города Кубинка, второй – в Немецком танковом музее (г. Мюнстер). Существует версия, что самоходка из Кубинки – тот самый прототип, доработанный до комплектации серийной машины, хотя стопроцентных доказательств этому пока не найдено. Кроме того, в европейских музеях имеется несколько активно-реактивных снарядов для 380-мм бомбомета StuM RM 61 L/5.

Проект 38 cm RW61 auf Sturmmörser Tiger получился неоднозначным. Превосходная огневая мощь самоходки и замечательное бронирование с лихвой компенсировались невысокими ходовыми данными и не очень надежной трансмиссией. В отношении последней можно сказать то же самое, что и о силовых агрегатах любых поздних модификаций танка «Тигр». Двигатель и трансмиссия не всегда справлялись с выросшей боевой массой, что в ряде случаев приводило к потере машины. При этом, по-видимому, недостатки «Штурмтигра» не ограничивались только лишь проблемами трансмиссии и ходовой части. Крупнокалиберная ствольная артиллерия с активно-реактивными боеприпасами оказалась не самым лучшим видом военной техники. Низкая точность, сверхмалая для сухопутных войск скорострельность и очень узкая тактическая ниша привели к тому, что ни одна из стран мира не стала серьезно браться за это направление. «Штурмтигр» остался первым и последним серийным реактивным бомбометом.

  Ответить с цитированием
9 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 12.09.2012, 23:16   #23
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Несколько фоток САУ, состоявших на вооружении Вермахта:





15 cm Panzer-Haubitzer 18/1 auf Fahrgestell GW III/IV Hummel/Sd.Kfz.165/"Hummel"




Самоходная установка Sturmpanzer 38(t) Grille




Самоходная установка Wespe Sd. Kfz. 124



Штурмовое орудие Stug



Штурмовое орудие "Фердинанд"



Истребитель танков Jgd Pz 38(t) «Hetzer»



САУ «Штурер Эмиль» на испытательном полигоне в Куммерсдорфе



Немецкая гаубица на французском шасси. САУ SdKfz 135/1



САУ Dicker Max

Последний раз редактировалось Сергей Манахов; 12.09.2012 в 23:18.
  Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 12.09.2012, 23:32   #24
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Превысил лимит изображений в одном сообщении, поэтому в следующем:



САУ Jagdtiger



САУ «Ягдпантера» (Jagdpanther)





Panzerjager-I



Германская самоходная пушка К-18
  Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 12.09.2012, 23:37   #25
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Не в той теме, но не мог не разместить:









  Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 13.09.2012, 00:04   #26
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию

Интересный экземпляр САУ:



Самое тяжелое самоходное орудие: самоходная мортира Karl-Gerat

Страна: Германия
начало производства: 1940
Калибр: 600/540 мм
Вес: 126 т
Длина ствола: 4,2/6,24 м
Скорострельность: 1 выстрел / 10 мин
Дальность: до 6700 м

Гусеничная машина с несуразно крупнокалиберным орудием выглядит как пародия на бронетехнику, но боевое применение эта махина себе нашла. Производство шести самоходных 600-мм мортир типа «Карл» стало важной приметой милитаристского возрождения нацистской Германии. Немцы жаждали реванша за Первую мировую и готовили подходящую технику для будущих Верденов. Крепкие орешки, однако, пришлось разгрызать совсем в другом конце Европы, и двум из «Карлов» – «Тору» и «Одину» – суждено было выгрузиться в Крыму, чтобы помочь гитлеровцам завладеть Севастополем. Выпустив несколько десятков бетонобойных и фугасных снарядов по героической 30-й батарее, мортиры вывели из строя ее орудия. Мортиры действительно были самоходными: их оснастили гусеницами и 12-цилиндровым дизельным двигателем Daimler-Benz 507 мощностью 750 л.с. Однако двигаться эти громадины могли своим ходом лишь со скоростью 5 км/ч, и то на небольшие расстояния. Конечно, ни о каком маневрировании в бою не могло быть и речи.
  Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 27.09.2012, 12:25   #27
Сергей Манахов
Гость
 
Аватар для Сергей Манахов
 
Сообщений: n/a
Загрузки:
Закачек:
По умолчанию Более расширенная информация по Карлу.

Последние в своем классе: самоходные мортиры Karl

Примерно в XV веке на полях сражений Европы появились артиллерийские орудия нового типа. Они имели короткий ствол большого калибра, «смотревший» вверх. Названное мортирой оружие предназначалось для обстрела вражеских городов с таким расчетом, чтобы ядра, камни или другие боеприпасы перелетали через крепостные стены. Со временем появились другие типы артиллерии, рассчитанные для стрельбы с большими углами возвышения – гаубицы и минометы – что привело к значительному сокращению количества мортир. Тем не менее, мортиры достаточно долго использовались армиями разных стран. Последние случаи боевого применения этого вида вооружений произошли в годы Второй Мировой войны, когда на фронт попали немецкие самоходные мортиры проекта Gerät 040.

В последние годы существования Веймарской республики ее руководство, опасаясь санкций со стороны стран, победивших в Первой Мировой войне, старалось засекречивать почти все свои проекты военного характера. Меньшей завесой тайны прикрывались только те программы, которые вписывались в условия Версальского мирного договора. Мощная артиллерия до определенного времени существовала только в виде проектов на бумаге, доступ к которым имел ограниченный круг лиц. В 1933 году власть в Германии сменилась, что привело к значительным изменениям в экономической, политической и социальной сферах. Среди прочего, новое руководство страны во главе с А. Гитлером не стало щепетильно относиться к мирному договору 1919 года, а то и открыто игнорировать его. Формирование Вермахта и изменение курса развития страны привели к началу нескольких серьезных проектов, в том числе и в области крупнокалиберной артиллерии.



Немецкие тяжелые 600-мм самоходные мортиры «Карл» (Gerät 040, «установка 040»). Рядом стоят транспортеры боеприпасов Pz.Kpfw. IV Munitionsschlepper



В 1934 году Управление вооружений сухопутных войск выдало промышленности задание на разработку тяжелого артиллерийского орудия, способного одним снарядом уничтожить или, как минимум, вывести из строя бетонный объект со стенками толщиной до 900 миллиметров. Задание было непростым и к его решению привлекли несколько фирм, среди которых оказалась Rheinmetall Borsig. Это предприятие первым выработало более-менее реалистичный облик нового орудия. При приемлемом метательном заряде и сносной отдаче гипотетическое орудие должно было выглядеть следующим образом: четырехтонный снаряд калибра 600 мм должен был выбрасываться из сравнительно короткого ствола со скоростью не более 100-110 метров в секунду. При навесной стрельбе 600-мм снаряд мог обеспечить уничтожение заданной цели на расстоянии до километра. В 1935 году руководство Вермахта поручило «Рейнметаллу» продолжить работы над проектом и довести его до состояния практически применимого орудия. На этом этапе будущая самоходная мортира получила наименование Gerät 040 («Установка 040») и неофициальное прозвище Karl. Последнее появилось благодаря участию в проекте генерала Карла Беккера. Представитель армии курировал проект и подал несколько оригинальных идей. В знак признательности инженеры «Рейнметалла» стали называть свое детище в честь Беккера.

Через два года после начала работ проект дошел до стадии испытаний прототипа. На полигон была доставлена мортира калибра 600 миллиметров, весившая 54,5 тонны. В ходе разработки заказчик пришел к выводу о недостаточной дальности стрельбы. Четырехтонный снаряд летел только на километр, а этого было мало. В результате консультаций и дополнительных расчетов инженеры и военные согласились с возможностью уменьшения массы боеприпаса вдвое. Двухтонный снаряд летел уже на три километра. В то же время, этот показатель тоже не устроил военных. В ходе доводки артиллерийской системы была увеличена длина ствола. На поздних стадиях разработки собственно мортиры этот параметр равнялся 5108 миллиметрам. Это привело к увеличению массы орудия и повысило дальность стрельбы более чем на треть.

Характеристики стрельбы нового орудия Gerät 040 вызвали неоднозначную реакцию военных. С одной стороны, 600-миллиметровый двухтонный снаряд полностью соответствовал требованиям по могуществу. С другой, дальность стрельбы всего в четыре километра была явно не достаточна для большинства случаев. Сверхмощная мортира могла не успеть сделать достаточное количество выстрелов и попасть под ответный огонь противника. Кроме того, у Германии не было и не предвиделось тягачей, которые могли бы буксировать новое орудие, что еще больше снижало живучесть на поле боя и исключало возможность сравнительно быстрого ухода с позиции. Исходя из этих соображений, в 1937 году проект «Карл» был продолжен. В середине июля-месяца фирма «Рейнметалл-Борзиг» получила задание сделать самоходный лафет для орудия Gerät 040. Учитывая массу самой мортиры, лафет-шасси пришлось конструировать с нуля, лишь используя некоторые наработки по другим темам.


В результате проектных и сборочных работ в 1940 году на полигон было привезено орудие с готовым гусеничным шасси. Основой самоходного лафета был двигатель Daimler-Benz DB507 мощностью в 750 лошадиных сил, размещенный в передней его части. Через гидромеханическую трансмиссию с тремя гидротрансформаторами крутящий момент передавался на ведущие колеса. Ходовая часть прототипа состояла из гусениц и восьми опорных катков на борт с торсионной подвеской. Серийные шасси получили по одиннадцать опорных катков на борт. Ввиду колоссальной силы отдачи орудия «040» пришлось применить в подвеске оригинальный механизм. Внутренние концы торсионов подвески не закреплялись жестко. Наоборот, они были соединены с подвижными рычагами. При подготовке к стрельбе специальный механизм опускания, расположенный в кормовой части шасси, сдвигал рычаги, из-за чего машина опускалась днищем на грунт. По окончании стрельбы операция повторялась в обратном направлении и самоходная мортира могла начать движение.

Само орудие к моменту установки на шасси выглядело следующим образом. 600-миллиметровый нарезной ствол длиной в 8,5 калибров выполнялся единым блоком с казенником и устанавливался на станке в средней части шасси. Механика подвеса орудия позволяла поднимать ствол на угол до 70° и поворачивать его в горизонтальной плоскости в пределах сектора шириной в четыре градуса. Огромная отдача компенсировалась сразу двумя комплектами противооткатных устройств. Первая система крепилась непосредственно к люльке ствола и брала на себя «первый удар». Вторая, в свою очередь, гасила откат станка мортиры. Для орудия Gerät 040 было разработано три крупнокалиберных боеприпаса. Легкий бетонобойный снаряд весил 1700 кг (280 кг взрывчатого вещества), тяжелый бронебойный имел массу в 2170 кг (348 кг взрывчатого вещества), а фугасный – в 1250 кг (460 кг взрывчатого вещества).




Готовая самоходная мортира весила 97 тонн, мощности двигателя хватало только для движения с небольшой скоростью. Тем не менее, боевой потенциал орудия выглядел многообещающе и на недостаточные ходовые характеристики просто закрыли глаза. Однако сравнительно небольшая для такого калибра дальность стрельбы потребовала обеспечить должный уровень защиты. После получения такого требования корпус шасси получил новую конструкцию из катаных броневых листов толщиной в 10 миллиметров. Немалые размеры шасси в сочетании с более толстым и прочным металлом привели к увеличению веса всей установки на 30 тонн. Именно в таком виде самоходные мортиры Gerät 040 пошли в серийное производство.

Ввиду сложности конструкции и отсутствия необходимости в массовом производстве, серия ограничилась всего шестью машинами. Каждая из них получила собственное имя. Начиная с ноября 1940 года, в войска поступили: Adam, Eva, Odin, Thor, Loki и Ziu. Как видим, первые два экземпляра самоходной мортиры были названы в честь библейских персонажей, а потом машины стали обозначать именами германо-скандинавских богов. Стоит отметить, позже это «разнообразие» было прекращено: «Адама» и «Еву», что называется, для порядка, переименовали в Baldur и Wotan соответственно. Кроме того, иногда встречаются упоминания о некой седьмой самоходке по имени Fenrir, однако точных данных о ее существовании нет. Возможно, этим именем обозначался первый прототип. Последняя из серийных самоходных мортир «Циу» была передана Вермахту в августе 1941 года.

Серийные машины имели немного лучшие характеристики, чем прототип. Тяжелый бетонобойный снаряд получал начальную скорость в 220 метров в секунду и на дальностях около четырех с половиной километров пробивал до 3,5 метра бетона, либо до 450 мм броневой стали. Следующий за пробитием взрыв гарантированно уничтожал живую силу и вооружение, находящееся внутри укрепления, а также приводил к обрушению конструкций. Более легкий фугасный снаряд имел немного большую начальную скорость – 283 м/с, что давало ему дальность полета в 6700 метров.




Новые самоходные мортиры были тяжелыми и достаточно сложными в эксплуатации. Поэтому вместе с собственно «Карлами» разработали несколько специальных средств для обеспечения доставки к району боя и боевой работы. Максимальная скорость самоходки около 10 км/ч не позволяла ей самостоятельно совершать длительные марши, да и запаса топлива в 1200 литров хватало всего на четыре часа хода. Поэтому основным способом перемещения сделали транспортировку по железной дороге. На двух пятиосных железнодорожных платформах монтировались специальные гидравлические краны. Перед погрузкой самоходка заезжала на рельсы, где ее крепили к стрелам кранов и вывешивали между платформ. Для транспортировки по автомобильным дорогам были изготовлены специальные трейлеры. На них самоходка грузилась в разобранном виде: ходовая часть, шасси, станок орудия и само орудие устанавливались на отдельные автоприцепы. По железной или автомобильной дороге САУ доставлялась в район боев, после чего, при необходимости, собиралась, заправлялась топливом и своим ходом добиралась до огневой позиции.

Помимо самих самоходных мортир на позицию выходили погрузчики боеприпасов. Каждой батарее «Карлов» придавалось по две машины с запасом по четыре снаряда и краном. Основой для транспортно-заряжающей машины стал танк PzKpfw IV. Таких машин было собрано всего 13 штук. Перед ведением огня самоходная мортира выходила на позицию, после чего расчет из 16 человек производил ориентирование и расчет направления на цель. Своим ходом Gerät 040 разворачивался в нужном направлении, механик-водитель приводил в действие механизм опускания, а другие номера расчета производили прочие приготовления. На всю подготовку к стрельбе уходило порядка десяти минут. После опускания самоходки на грунт расчет начинал готовить орудие к выстрелу. При помощи крана транспортно-заряжающей машины 600-миллиметровый снаряд загружался на лоток мортиры, откуда досылался в камору ствола при помощи механического досылателя. Далее та же процедура производилась с гильзой. Запирание ствола производилось при помощи клинового затвора. Для подъема ствола на нужный угол использовался механизм с ручным приводом. После поднятия ствола осуществлялась дополнительная наводка в горизонтальной плоскости. После заряжания и нацеливания расчет удалялся на безопасное расстояние и производился выстрел. Затем расчет опускал ствол в горизонтальное положение и снова заряжал мортиру. На подготовку к новому выстрелу уходило не менее десяти-пятнадцати минут.




Самоходные мортиры Gerät 040 передавались 628-му и 833-му дивизионам артиллерии особой мощности. Сперва шесть самоходок распределили между подразделениями поровну. Вскоре машину №4 «Один» передали в 833-й дивизион, а все шесть САУ собрали в три батареи по две единицы. Применить «Карлы» в бою первоначально предполагалось во время захвата Франции, однако эта кампания вышла довольно скоротечной и артиллерия особой мощности не понадобилась. Следующая подходящая цель нашлась только в июне 41-го. Перед нападением на СССР первая батарея 833-го дивизиона была передана группе армий «Юг», вторая – группе армий «Центр». В первые дни войны САУ Karl вели огонь по советским укреплениям, в том числе и по Брестской крепости. Ряд особенностей применения мортир повлек за собой нарекания артиллеристов и их командиров. Кроме того, при стрельбе возникло несколько проблем. Так, уже 22 июня в стволах «Одина» и «Тора» заклинили снаряды. После быстрого «ремонта» стрельба продолжилась. Общий расход снарядов за несколько дней составил 31 штуку. Первая батарея дивизиона участвовала в осаде Севастополя.

К осени 1941 года первые четыре САУ были отправлены на завод для ремонта и модернизации. При этом «Адам» и «Ева» ввиду загруженности производства простояли без дела почти год. Мортира «Тор», в свою очередь, за несколько месяцев выработала ресурс ствола и было предложено использовать при ремонте новое орудие аналогичного класса. Модернизация под названием Gerät 041 подразумевала замену родного нарезного ствола калибра 600 миллиметров на 540-мм мортиру. Примерно в то же время, когда решалась судьба «Тора», завод Rheinmetall Borsig закончил сборку пятого экземпляра под названием «Локи». Он сразу получил новый ствол меньшего калибра. Испытания орудия Gerät 041 сразу же показали большую его эффективность по сравнению с 600-мм мортирой. Меньший диаметр канала ствола и масса снаряда компенсировались большей длиной ствола – 11,5 калибра, что увеличило максимальную дальность стрельбы в полтора раза, до десяти километров.




Уже с двумя вариантами вооружения САУ «Карл» использовались на обоих европейских фронтах Второй Мировой войны. Они успели поучаствовать почти во всех операциях, где требовался обстрел хорошо защищенных целей. К примеру, во время Варшавского восстания самоходка №6 «Циу» обстреливала мятежников и разрушила несколько кварталов города. Характерной особенностью Gerät 040 была сравнительно низкая точность, которая позволяла его использовать только для стрельбы по большим площадным целям. Как результат, даже шесть построенных самоходок время от времени простаивали без дела ввиду отсутствия подходящих мишеней. С началом наступления союзнических войск в Нормандии командованию Вермахта пришлось использовать мортиры для обороны. Это, в конечном счете, плачевно сказалось на судьбе боевых машин. Уже летом 1944 года авиация союзников серьезно повредила САУ «Тор», обломки которой немного позже стали достоянием наступающих войск. В начале 45-го самоходки Wotan (бывшая «Ева») и Loki были взорваны экипажем и в разбитом виде достались американцам. Судьба «Одина» оказалась похожей – из-за невозможности эвакуировать ее взорвали.

С двумя оставшимися экземплярами (Adam/Baldur и Ziu) случилась весьма примечательная история. Дело в том, что обломки одной из машин так и не были найдены. Зато в апреле 45-го красноармейцы захватили САУ с бортовым номером VI. Позднее, исходя из немецких документов, было решено, что это «Циу». Эта самоходка стала экспонатом танкового музея в Кубинке. Во время реставрации, проводившейся через несколько десятилетий после включения Ziu в коллекцию музея, было решено счистить старую краску и покрасить САУ в исторически правильные цвета. После снятия очередного слоя краски на артиллерийской части «Карла» проявились буквы Adam. До сих пор нет точной информации, почему на одной и той же самоходке присутствуют два обозначения, и куда делась потерянная шестая машина.

Тяжелые самоходные мортиры Gerät 040/041 или Karl оказались последним представителем этого класса военной техники. Большая сложность эксплуатации вместе с недостаточными показателями дальности и точности в результате поставили крест на мортирах. После Второй Мировой войны функции артиллерийского вооружения, предназначенного для ведения огня по навесной траектории с большим возвышением, были возложены на крупнокалиберные минометы, а затем и на баллистические ракеты.

  Ответить с цитированием
7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 15.04.2013, 13:11   #28
Гурьев Леонид
Полковник
 
Аватар для Гурьев Леонид
 
Регистрация: 24.09.2011
Адрес: Украина
Год выпуска: 1974
Сообщений: 1,527
Сказал(а) спасибо: 1,277
Поблагодарили 5,590 раз(а) в 1,282 сообщениях
Загрузки: 31
Закачек: 0

Награды пользователя:
Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени Победитель конкурса За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Просветитель СВАКДКУ 
Всего наград: 5

По умолчанию

Знаменитая «Трехдюймовка»



Скрытая информация:
Под словом «трехдюймовка» у нас понимают не только пушки обр. 1900 г. и обр. 1902 г., но последняя фактически являлась глубокой модернизацией обр. 1900 г. и затем, в свою очередь, прошла еще одну модернизацию и получила название «76-ми пушка обр. 1902/30 г.». Эти три пушки находились в серийном производстве 36 лет и состояли на вооружении около 50 лет, внесли достойный вклад во все войны, которые вела Россия с 1900 по 1945 гг.


Трехдюймовки произвели в буквальном смысле революцию и русской полевой артиллерии. С большей или меньшей степенью приближения мы можем сказать, что от Петра Великого до наших дней полевая артиллерия развивалась эволюционно, т. е. каждая новая система имела достаточно много конструктивных элементов от предшествующих и сохраняла значительную часть тактико-технических данных. Даже переход от гладкоствольных к нарезным орудиям носил эволюционный характер — первые нарезные орудии отличалась от гладкоствольных только нарезкой канала и снарядами. Вес, калибр и внешний вид ствола оставались без изменений. Деревянные лафеты также не претерпели изменений.

Трехдюймовка же была у нас единственной полевой системой, в которой все элементы резко отличались от старых орудий. Это — новый калибр, резкое увеличение начальной скорости снаряда, унитарное заряжание вместо картузного, лафет с противооткатными устройствами вместо жесткого лафета, новый снаряд и даже новый взрыватель.

Скрытая информация:

Выпускники командирских артиллерийских курсов Красной Армии возле «трехдюймовки» обр, 1902 г. Москва, середина 1920-х гг.

Рождение «Трехдюймовки»

Как ни покажется странным, устройство трехдюймовки и даже её снаряда и взрывателя было определенно большой политикой, а точнее — драмой российской армии, приведшей впоследствии к гибели империи.

В правление Романовых, и особенно в царствование Николая II, командование, а главное, материальной снабжение (хлебные места), было отдано на откуп царской родне — великим князьям. Так, в начале XX в. флотом ведал генерал-адмирал Алексей Александрович (сын Александра II, впоследствии получивший «титул» — князь Цусимскии). Кавалерией — великий князь Николай Николаевич (внук Николая I), инженерной частью — великий князь Петр Николаевич (внук Николая I), авиацией - великий князь Александр Михайлович (внук Николая I).

Все они представляли собой нечто типа удельных князьков. Подчинены они были только Николаю II, причём, взаимоотношения великих князей с военным и морским министрами (управляющими министерствами) не были определены законом — и те, и другие подчинялись только императору и были независимы друг от друга.

Артиллерией в 1856 по 1909 гг. ведал великий князь Михаил Николаевич. К концу жизни большую часть времени он проводил во Франции, а с 1903 г. он безвылазно «руководил» артиллерией из Канн, где в 1909 г. он почил в бозе.


Легкая полевая пушка обр. 1900 г. на позиции под Ляояном. 1904 г.
С последних лет XIX века фактически, а с 1909 г. и официально как генерал-инспектор русской артиллерией руководил его сын великий князь Сергея Михайлович.

В 1890 г. юные плейбои великий князи Сергей Михайлович и его сослуживцы по полку Воронцов и Шереметев организовали «картофельный клуб». Во Франции такой сорт «картофеля» называли «клубничкой». Вскоре в «картофельный клуб» вступает и наследник престола, будущий император Николаи II. В его дневнике появляются упоминания о походах за «картофелем». Балерина Малечка Ксешинская оказалась вкусной картофелиной, и роман с цесаревичем Николаем затянулся на несколько лет.

Однако, вступив в брак с Алисой Гессенской в 1894 г., Николай порывает с Ксешинской, но продолжает оказывать ей покровительство. Балерина переходит к его товарищу по «картофельному» клубу Сергею. За 4 года сожительства с наследником престола благосостояние Малечки почти не изменилось но за годы романа с Сергеем бедная мать-одиночка становится одной из богатейших женщин России. Двухэтажный дворец в Стрельне, огромный дворец в Петербурге на Кронверкском проспекте, роскошная вилла на Лазурном берегу, два автомобиля, несколько конных экипажей, драгоценности на несколько миллионов рублей и т. п. И это все при годовом жаловании балерины 5 тыс. рублей до 1903 г. и 8 тысяч — после.
Великий князь Сергей Михайлович, Ксешинская, руководство франкоязычной фирмы Шнейдер и русскоязычное правление Путиловского завода вступили в преступный сговор. Сергей и Малечка получали рубли и франки, а Шнейдер и К° - заказы.

С 1865 по 1894 гг. русская артиллерия ориентирована на Германскую фирму Круппа, и русские орудия делили с германскими первое место в мире. Получилась анекдотическая ситуации: пушки Круппа выиграли войну с Францией в 1870 г., а Россия решила отказаться от орудий Круппа в пользу проигравшей стороны.

Но это еще полбеды. Идея единого калибра и единого снаряда и полевой артиллерии пришла из Франции. Такая идея удачно вписывалась в доктрину маневренной скоротечной войны. Правящим кругам Франции было жизненно необходимо, чтобы Россия в первые же дни войны с Германией начала массированное наступление. Предполагалось, что русская и германская армии взаимно обескровят друг друга, а победителем, естественно, будет Франция. К сожалению, наши генералы, не без нажима сверху разумеется, попались на французскую уловку. При этом были напрочь забыты три поражения русских войск в 1877 г. под Плевной, где русские полевые пушки не могли справиться даже с земляными укреплениям турок.

Легкомысленно приняв французскую, доктрину молниеносной маневренной войны и как следствие её универсальную пушку и универсальный снаряд, наши генералы весьма серьезно отнеслись к выбору конкретной пушки.


Общий вид трехдюймовой полевой пушки обр. 1902 г. до введения щита.


В 1892-1894 гг. в России были испытаны скорострельные патронные пушки: 61 -мм и 75-мм системы Норденфельда, 60-мм и 80-мм Грюзона и 73-мм Сеп-Шамона. Причем 75-мм пушка Норденфельда и Сен-Шамона испытывались в двух вариантах: пешем и облегченном конном.

В сентябре 1896 г. была испытана 76-мм полевая патронная пушка Александровского завода с эксцентрическим затвором.

На основании предварительных испытаний различных патронных пушек в декабре 1896 г. ГАУ были разработаны тактико-технические требования к полевой скорострельной пушке:

Калибр, дюйм/мм.........................3/76,2
Угол вертикального наведения, град.......-5°: +17°
Вес ствола, кг.......................не более 393
Вес системы:
в боевом положении, кг ..............не более 983
в походном положении, кг ...........не более 1900
Вес снаряда, кг .......................около 6,35
Начальная скорость снаряда, м/с ............548,6

ГАУ предложило четырем русским (Обуховекому, Александровскому, Путиловскому и Металлическому) и четырем зарубежным заводам (Крупп, Шатильоп-Камантри. Шнейдор и Максим (Англия)) поставить в срок не более года в двух экземплярах систему полевой скорострельной пушки с лафетом, передком, зарядным ящиком и 250 патронами. Системы должны удовлетворять требованиям Артиллерийского комитета.

Для испытания скорострельных волевых пушек была сформирована комитет под руководством генерал-майора Валевачева.

В 1897-1898 гг. в ее распоряжение были представлены 11 опытных образцов 76-мм полевых пушек отечественных и иностранных заводов. После проведения предварительных испытаний комиссия решила продолжить испытания только четырех систем заводов Шнейдера, Сен-Шамона, Круппа и Путиловского.

После продолжительных испытаний стрельбой и возкой на расстояние свыше 600 км лучшей была признана система Путиловского завода.

В 1899 году были начаты войсковые испытания восьми батарей пушек (6-ти пеших и 2-х конных) Путиловского завода в пяти военных округах. В целом результаты испытаний были удовлетворительными, и 9 февраля 1900 г. последовало Высочайшее Повеление о принятии системы на вооружение и начале валового производства. Пушка получила наименование «3-дюймовая полевая пушка обр.1900 г.»

В том же 1900 г. 76-мм пушка получила боевое крещение. В августе 1900 г. в район боевых действии в Китае была направлена 2-я батарея гвардейского стрелкового артиллерийского дивизиона. Батареи участвовала в одиннадцати боях с китайцами и прошла 3792 км, всего было сделано 389 боевых выстрелов.

В 1901 -1903 гг. на Путиловском, петербургском Оружейном, Обуховском н Пермском заводах было изготовлено 2400 трехдюймовых пушек обр.1900 г.

Новая пушка представляла резкий качественный скачок по сравнению с полевыми пушками обр. 1877 г. Однако, в конструкции ее лафета имелось много устаревших элементов. Ствол откатывался не по оси канала, а параллельно станинам лафета и имел цапфы, которыми он лежал в цапфенных гнездах станин верхнего станка, который после выстрела отказывался вместе со стволом по станинам лафета. Цилиндры гидравлического тормоза отката были расположены между станинами лафета. Накатник состоял из каучуковых буферов, надетых на стальной стержень буферной колонны.

Поэтому было решено кардинально менять конструкцию лафета. В 1900 г. в распоряжении ГАУ для испытаний поступили новые системы полевых скорострельных пушек заводов Круппа, Сен-Шамона, Шнейдера и Путиловского. У всех четырех систем тормоз отката был гидравлический, а накатник пружинный. Системы были подвергнуты испытаниям стрельбой и возкой на расстояние 600 км.

16 января 1901 г, последовало Высочайшее Постановление заказать Путиловскому заводу 12 пушек с новыми лафетами для войсковых испытаний. По результатам войсковых испытаний 1901 г. окончательного заключение по системе сделать не удалось и Путиловскому заводу было предложено изменить конструкцию лафетов к апрелю 1902 года. После новых войсковых испытаний и новых переделок новая пушка была принята на вооружение Приказом по артиллерии от 3 марта 1903 г. под наименованием «3-дм полевая пушка обр.1902 г.». Высочайшее Повеление о принятии пушки последовало 19 марта 1903 г.

Баллистика и внутренне устройство ствола пушки обр. 1902 г. ничем не отличались от обр. 1900 г. ствол обр. 1902г. отличался от обр. 1900 г. только отсутствием цапф и цапфенного кольца и сцеплялся с люлькой с помощью бороды и двух направляющих захватов.

Лафет же изменился кардинально. Откат впервые в русских сухопутных орудиях происходил по оси канала. Противооткатные устройства были помещены в люльке под стволом. После выстрела цилиндр гидравлического тормоза отказа откатывался вместе со стволом. Пружины накатника были надеты на цилиндр тормоза отката.

У лафетов обоих образцов подъемный и поворотный механизмы были винтовою типа. Ось лафета стальная, колеса деревянные. Пушка возилась шестеркой лошадей,

В 1903 г. было заказано 4520 трехдюймовых полевых пушек 1902 г. Целиком орудия изготавливали Путиловский, Обуховский и Пермский заводы. Петербургский Оружейный завод изготавливал только стволы, да и то из болванок Пермского и Обуховского завода, лафеты для него поступали с Петербургского, Киевского и Брянского арсеналов.

К началу войны с Японией в Квантунской области и Приамурском ВО было 245 полевых пушек обр. 1900 г.


Русская батарея орудий обр. 1902 г. армии Брусилова ведет огонь по Австро-венгерским цепям. 1916 г.

А к концу войны в действующей армии состояло уже 2086 пушек обр. 1900 г, и 8 пушек обр. 1902 г.

В ходе войны было «утрачено в боях» 125 пушек обр. 1990 г. и «подбито и пришло в негодность» около 100 таких пушек.

Трехдюймовые пушки обр.1900 г. и 1902 г. в ходе войны, в общем, показали себя с хорошей стороны, но в то же время возникли н серьезные проблемы.

Для защиты прислуги от пуль и осколков орудию требовался щит. Полигонные испытании щитов были начаты еще в 1902 г. но на вооружение щиты были приняли Высочайшим Повелением от 10 августа 1906 г.. вместе с панорамными прицелами. Трехдюймовые пушки получали щиты сравнительно медленно, последними поступили щиты на батареи Одесского ВО в 1912 г. Так что щиты па трехдюймовках, которые мы видим в кинофильмах о первой русской революции, оставим па совести высоко титулованных военных консультантов.

Трехдюймовка в первой мировой войне

Перед началом войны военный министр Сухомлинов инспектировал газетную статью, где утверждалось, что Россия готова к войне. Россия действительно была готова к войне, но не с Вильгельмом II, а с Наполеоном, к началу войны в составе русской полевой артиллерии состояло:


Недостающие 42 конные и 16 горных пушек были изготовлены и переданы войска перед началом военных действий.

Таким образом, мировую войну Россия начала, имея всю полевую легкую и тяжелую артиллерию, положенную по мобилизационному расписанию 1910 г. для обеспечения армии.

Тут Сухомлинов был прав — Россия, начиная войну, впервые в истории имела артиллерию, полностью доведенную до штата. Артиллерию, предназначенную поражать пехотные колонны противника и кавалерийские лавы, состоящие из нескольких дивизий. Но из всех перечисленных орудий лишь 122-мм и 152-мм гаубицы могли более менее эффективно разрушать земляные укрепления противника.

А вот тяжелой артиллерии в России не было вообще. Тяжелая артиллерия существовала в России с XV века, тогда она называлась осадной. А Николай II упразднил осадную артиллерию в 1908 - 1910 гг. за неимением новых тяжелых орудий, а старые, обр. 1867 г. и 1877 г., велено было сдать в крепости. Начать формирование тяжелой артиллерия наш «святой» царь планировал в 1917 г., а закончить — в 1923 г., а в крепостях орудия обр. 1867 г. и 1877 г. должны были заменить в 1930 г.

Организация русской полевой артиллерии в России к 1914 г. в целом оставалась на уровне наполеоновских войн. В полевой батарее было по восемь 76-мм пушек обр. 1902 г. Начиная с 1915 г., появились и 6-орудийные батареи.


Батареи по три сводились в дивизионы, за исключение конной и гаубичной артиллерии, имевшей дивизионы по две батареи. В каждом дивизионе батареи были вооружены однотипными орудиями, за исключением полевой тяжелой артиллерии, где дивизионы состояли каждый из двух 152-мм гаубичных батарей и одной батареи 107-мм пушек. В легкой артиллерии дивизионы сводились по два в артиллерийские бригады. Дивизионы конной и мортирной артиллерии в бригады не сводились.

Артиллерийские бригады подчинялись через командира бригады начальнику пехотных дивизий. Конно-артиллерийские дивизионы — начальникам соответствующих кавалерийских дивизий. Мортирные (гаубичные) и полевые тяжелые дивизионы — командирам корпусов.

В мирное время артиллерийские бригады существовали сами по себе — независимо от «родных» пехотных или кавалерийских дивизий, и лишь в военное время входили в оперативное подчинение командирам дивизий.

Вообразим себе картинку: с опушки леса открыли огонь дна вражеских пулемета и заставили залечь пехоту. В нормальной ситуации командир роты должен доложить командиру батальона и т. д., вплоть до командира дивизии. Командир дивизии должен дать приказ командиру артиллерийской бригады, а тот опять по цепочке до командира батареи. Далее возникают проблемы доставки шестеркой лошадей тяжелой трехдюймовки на линию фронта для стрельбы прямой наводкой и т, д.

В итоге уже в ходе войны пришлось вводить полковую и батальонную артиллерию. Заметим, что полковая артиллерия существовала в России еще со времен царя Алексея Михайловича и была упразднена Павлом I. За неимением специальных батальонных и полковых орудий в батальонную и полковую артиллерию были включены различные пушки: от 37-мм Гочкиса до 76-мм горных обр. 1904 - 1909 гг. различные типы бомбометов, полковых орудий и минометов. Трехдюймовки в полковую артиллерию в годы Первой мировой войны не включались. Лишь приказом Артуправления РККА от 7 октября 1924 г. стрелковые полки получили по 6-орудийной батарее 76-мм пушек обр. 1902 г. С 1928 по 1935 тт. трехдюймовки были постепенно заменены в полковой артиллерии 76-мм полковыми пушками обр. 1927 г,

Но вернемся к Первой Мировой войне, к началу войны изготовление 76-мм пушек обр. 1902 г. вел только один петербургский Орудийный завод. С 1915 г, их стали выпускать Путиловский, Обуховский и Пермский заводы, а с 1916 г. — так называемая «царицынская группа заводов». Заметим, что все заводы, кроме царицынской труппы, были казенными (Путиловский завод был национализирован в ходе войны). С августа по декабрь 1911г. было изготовлено 235 , в 1915 году — 1368, в 1916 г. - 6612 и в 1917 г. - 4289 76-мм пушек обр. 1902 г. Итого 12504 пушки.

В 1914— 1917 гг. в России было сформировано 368 легких батарей, для которых было выделено 2992 орудия, из которых 2193 — 76-мм пушки обр. 1900 г. и 1902 г. Остальные орудия были отправлены на замену орудий в уже существующие батареи

На 15 июня 1917 г. в действующей армии было 8605 исправных 76-мм полевых пушек (из них 984 обр. 1900 г. и 7621 обр. 1902 г.), кроме того, на складах внутри России было не менее 500 шт. 76-мм полевых орудий.

К 20 августа 1914 г. в русской армии состояло 76-мм выстрелов:
К полевым и конным пушкам...............................5 774 780
К горным пушкам..........................................657 825
Итого............................................ .6432605

Расход снарядов уже в первые месяцы войны значительно превысил расчеты командования, и в 1915 г. на фронте были случаи недостатка в 76-мм снарядах. Тем не менее, увеличение производства боеприпасов на отечественных заводах и заказы за границей привели к тому, что с начала 1916 г. поступление снарядов стало существенно превышать их расход. Всего в 1914-1917 гг. русскими заводами было изготовлено около 54 миллионов 76-мм выстрелов, в том числе около 26 млн. шрапнелей и 28 млн. гранат. По разным сведениям за то же время за границей было заказано 37-56 млн. 76-мм выстрелов, в Россию же прибыло около 13 млн.

В 1915 г. для 76-мм пушек обр. 1900 г. и 1902 г. стали поступать химические, дымовые, осветительные и зенитные снаряды. Следует заметить, что применение химических боеприпасов было эффективно не только при действии по пехотным подразделениям, но и использовались для подавления артиллерийских батарей. Так, в ясный тихий день 22 августа 1916 г. на позиции у деревни Лопушаны не далеко от Львова австрийская 15-см гаубичная бригада с помощью самолета-корректировщика открыла огонь по батарее 76-мм полевых пушек обр. 1902 г. Австрийские гаубицы были скрыты от русских орудий гребнями высоты и находились вне зоны поражении русских орудий. Тогда командир русской батареи решил ответить химическими «удушающими», стреляя по площадям за гребнем, за которым был обнаружен дым от выстрелов батареи противника протяжением около 500 м, беглым огнем, по 3 снаряда на орудие, скачками через одно деление прицела. Через 7 минут, выпустив около 160 химических снарядов, командир батареи прекратил огонь, т. к. австрийская батарея замолчана и не возобновляла огня, несмотря на то, что русская батарея перенесла огонь по-прежнему на окопы противника и отчетливо выдавала себя блеском выстрелов.


Одна из пушек, участвовавшая в подавлении Кронштадтского мятежа. 1921 г.

Трехдюймовки в Красной Армии

В годы гражданской войны трехдюймовка стала буквально царицей полей. Маневренный характер войны сильно ограничил возможности и без того несовершенных полевых и батальонных орудий. А тяжелая артиллерия в войне практически не участвовала, если не считать тяжелых бронепоездов и судов речных и озерных флотилий. Но и па бронепоездах и мобилизованных судах основными орудиями были трехдюймовки обр. 1900 г. и 1902 г.

В ходе гражданской войны в основном использовались 76-мм осколочно-фугасные снаряды и шрапнель. Химические боеприпасы применяли довольно редко, и связано это было не с «гуманизмом» сторон, а с рядом организационных сложностей. Кроме того, применение химических снарядов эффективно лишь при массированном артиллерийском огне, а в Гражданскую воину такое ведение огня было редкостью.

Несколько раз трехдюймовым пушкам красных приходилось вести огонь по белым танкам, в основном по английским Mk V. При стрельбе по танкам применялись обычные фугасные гранаты или шрапнель, поставленная на удар. В любом случае при попадании в танк броня пробивалась на всех реальных дистанциях боя,и танк выходил из строя. В январе 1920 г. в районе Султан-Салы в 25 км северо-западнее Ростова, наступавшая 3-я бригада 6-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии была контратакована пехотой белых при поддержке трех танков. Навстречу танкам была выдвинута батарея Д. 3. Компанейца, которая открыла огонь прямой наводкой фугасными гранатами и подбила два танка. Наступавшая пехота была рассеяна шрапнельным огнем.

В конце 1917 г. производство трехдюймовых полевых орудий резко снизилось и в 1918 г. практически прекратилось. В связи с расширением масштабов гражданской войны производство полевых пушек было восстановлено, хотя и в меньших объемах. Так в 1919 г. было изготовлено около 300 полевых пушек.

К началу 1920 г. по штату в Красной армии должно было быть 2429 трехдюймовых полевых орудий, в наличие же было 1920 и ожидалось из ремонта еще 1200. После окончания гражданской войны производство 76-мм полевых орудий вновь сократилось. К примеру, в 1922 г. было изготовлено только 99 орудий.

В середине 1920-х гг., руководство РККА приняло решение о модернизации 76-мм пушки обр. 1902 г. Основной целью модернизации было увеличение дальности стрельбы. Цель вроде бы благая, по технический уровень тогдашнего руководства был невелик. Зам. наркома по вооружению до 1937 г. был бессменно Тухачевский. Главное военно-мобилизационное управление [ГВМУ] возглавлял Павлуновский И. П. Он же с 1932 г. зам. наркома тяжелой промышленности и по совместительству член ЦК ВКП(б). Первый из поручиков прыгнул в зам. наркома, но в отличие от младшего лейтенанта Буано-Парте, трактатов по баллистике не писал. Второй был старым подпольщиком, что заменило ему как высшее, так и среднее образование.

Выше них тем более мало кто разбирался в артиллерии и посему нашу артиллерию в 20-З0-е гг. кидало из стороны в сторону, от одного увлечения Тухачевского и Павлуновского.


«Железная» батарея у Бугорино. 1918 г.


Так, решили увеличить дальность дивизионных орудий, не увеличивая калибра орудий и даже оставив в неприкосновенности гильзу 76-мм пушки обр.1900г. Как говорится, и рыбку съесть, и на заборе покататься. А ведь очевидная вещь - увеличь калибр, и не только возрастет дальность стрельбы, но и в кубе возрастет вес взрывчатки в снаряде. Инженер Дурляхов еще в 1923 г. предлагал проект 85-мм дивизионной пушки.

А как увеличить дальность стрельбы, не изменяя калибра и гильзы. Ну, гильза рассчитана с запасом и можно всунуть больший заряд, не 0,9 кг., а 1.08 кг. но больше никак не поместится. Далее можно улучшить аэродинамическую форму снаряда. И это сделали. Можно увеличить угол возвышения орудия. Так, граната весом 6,5 кг при начальной скорости 588 м/с летела на 6200 м при угле + 16", а при угле +30" — на 8540 м. Но при дальнейшем увеличении угла возвышения дальность почти не увеличивалась, так при +100 дальность составила 8760 м, то есть увеличивалась всего на 220 м. при том резко увеличивалось среднее отклонение снаряда (по дальности и боковое). Наконец, последним средством было увеличение длины ствола с 30 до 40 и даже до 60 калибров. Дальность возрастала незначительно, зато увеличивался вес пушки, а главное — резко ухудшалась маневренность и проходимость.

Использовав все упомянутые средства, добились при стрельбе гранатой «дальнобойной формы» под углом 450 из ствола в 50 калибров дальности 14 км. А что проку? Наблюдение разрывов 76-мм слабых гранат на такой дистанции наземному наблюдателю невозможно. Даже с самолета с высоты 3-4 км разрывов 76-мм гранат не видно, а спускаться ниже разведчику считалось опасным из-та зенитного огня. И, конечно, огромное рассеивание, да еще таких маломощных снарядов.

Стоит сказать еще об одной «фантазии» - полигональных снарядах. Это снаряды, имеющие в сечении правильный многоугольник, такое же сечение имеет и ствол пушки. При стрельбе полигональными снарядами можно существенно увеличить вес снаряда и дальность полета снаряда. В СССР с 1928 по 1938 гг. испытывались полигональные пушки почти всех калибров от 76 мм до 356 мм. Не обошло это и «трехдюймовку». В 1930-1932 гг. были переделаны в полигональные 76-мм пушки обр. 1902 г. Канал имел 10 граней, калибр (диаметр вписанной окружности) был 78 мм. Гильза та же, соединение каморы с гранями коническое. В 1932 г. при стрельбе полигональным снарядом П-1 весом 9,2 кг достигнута дальность 12850 м, а П-3 весом 11.43 кг — 11700м.

Однако технология изготовления полигональных снарядов была очень сложна. Заряжать орудие таким снарядом было долго, и расчет должен был состоять буквально из виртуозов. Чтобы получить выгоду в весе, надо сделать длинный полигональный снаряд, по при длине около 6 калибров снаряды давали большое рассеивание, а при длине 7 калибров кувыркались в полете вопреки всем расчетам. Конечно, в артиллерии, как и в других областях техники, всё идет методом проб и ошибок. Но все эти выводы о полигональных орудиях были сделаны еще и конце 60-х гг. XIX века после длительных опытов с полигональными пушками в России и за рубежом. Достаточно было почитать Артиллерийский журнал за 1865-1870 гг. В конце концов, в 1937 гг. был составлен минный перечень работ по полигональным артсистемас за 10 лет и полученные результаты. Отчёт был направлен в ГАУ, а копия — в НКВД. Чем кончилось дело для дилетантов-полигональщиков — нетрудно предугадать.

В 1927-1930 гг. было изготовлено и испытано выше двух десятков опытных образцов модернизированных 76-мм пушек, представленных Мотовилихинским заводом (Пермским), заводом №7 (« Арсенал») и заводом №13 (Брянск). Рассмотрим три наиболее интересных варианта модернизации.

В варианте ОАТ были произведены следующие изменения:
а) введен дульный тормоз;
б) угол возвышения увеличен с + 160 до + 26...27°;
в) уменьшены пружины накатника, что позволило сократить максимальную длину отката с 1000 до 600 мм;
г) вырезана средняя часть лафета и вставлена новая;
д) в компрессоре заменен шток и веретено;
е) увеличена длина подъемного винта.

Завод №7 представил три образца модернизированных трехдюймовых пушек, отличавшихся деталями. Все образцы были спроектированы под руководством Соколова.

Система Соколова имела дульный тормоз. Противооткатные устройства были взяты от системы ОАТ. Конструктивной особенностью лафета Соколова был ломающийся (на шарнирах) станок лафета, позволяющий увеличить угол возвышения без коренной переделки лафета, что неизбежно было в системах ОАТ и ПОЗ. Кроме того, в системе Соколова применялись эксцентрики, хотя система могла вести огонь и без них.

Вес системы Соколова:
без эксцентриков...........................................1210 кг
с Эксцентриками...........................................1258 кг

Система Соколова в различных положениях имела разные углы возвышения, причем максимальный угол получался в положении с перевернутой осью и лафетом в изломанном положении:
Угол ВН без эксцентриков ..............+38"
Угол ВН с эксцентриками.......----------... .+45"

С 27 августа по 8 октября 1930 г. проходил полигонные испытания лафет Соколова - вариант №3 (шарнирно сгибающийся лафет). Расчетная длина отката — 600 мм, а фактическая на испытаниях 625-628 мм.

При повороте боевой оси угол возвышения возрастал с 310 до 380300 на колесах, поставленных на землю, и до 44°500 с колесами на эксцентриках. При повороте оси высота линии огня увеличивалась с 1210 мм до 1450 мм, что затруднило работу наводчика.

На Мотовилихинском заводе модернизация трехдюймовой пушки обр. 1902 г. производилась под руководством В.Н.Сидоренко.

Принципиальными особенностями варианта Сидоренко было отсутствие дульного тормоза, существенно изменен в лафет и введен уравновешивающий механизм. Существенным преимуществом системы была возможность наложения на лафет стволов длиной в 40 и 30 калибров.

Результаты испытаний системы Сидоренко со стволом длиной 40 калибров 21 августа 1930 г.:
Вес снаряда, кг 6,5 6,5
Нач. скорость, м/с 660 660
Угол ВН +40о
Длина отката, мм 720 700-723

комиссия, оценивая полигональные испытания, указала, что система Сидоренко конструктивно самая сложная, и, кстати, самая дорогая. Стоимость переделки 76-мм пушки обр. 1902 г. в варианте ОАТ составила 2786 руб., в варианте Соколова - 2767 руб., а в варианте Сидоренко — 6640 руб. Тем не менее, в начале 1931 г. па вооружение была принята система Сидоренко под наименованием «76-мм пушка обр. 1902/30 г.».

На модернизированных пушках устанавливались как старые стволы длиной в 30 калибров, в устройство которых ничего не меняли, так и новые удлиненные стволы в 40 калибров, После 1931 г. стволы в 30 калибров больше не изготавливались.

В валовом производстве 76-мм пушка обр. 1902/30 г. находилась до 1937 г. Интересно, что на заводе №92 эта пушка производилась под индексом Ф-10.

В 1930 г. Сидоренко разработал проект новой модернизации трехдюймовки. Проект имел два варианта — с подрессориванием и без него. Наиболее совершенным был проект подрессоренной модернизации 76-мм пушки обр. 1902/30 г. длиной в 40 калибров. Пушка имела подрессоривание в виде одной поперечной пластинчатой рессоры. Люлька укорочена, введен дульный тормоз. Вес системы в боевом положении немного увеличился — до 1306 кг.


Артиллерия на мех-тяге. МВО, 1932 г.



Занятия по овладению артиллерийской стрельбой. КОВО. 1934 г.

Подрессоренная система обр. 1930 г. прибыла 3 декабря 1933 г. на НИАП с завода № 92. С 14 декабря 1933 г. по 19 февраля 1934 г, из пушки сделали 478 выстрелов. Дульный тормоз позволил сделать часть выстрелов новыми опытными утяжеленными снарядами весом 7.1 кг. Начальная скорость 673,4 м/с. дальность 13400 м. В ходе испытании пружины иногда лопались, но система могла ходить длительное время со скоростью 25-30 км та танком-тягачом на базе Т-26. Тем ни менее, на 1934 г. пушка Сидоренко была анахронизмом, и дорабатывать её не стали. Всего в 1933 г. завод № 92 изготовил 10 пушек обр. 1930 г. как подрессоренных, так и не подрессореных.

Попытки модернизации трехдюймовки продолжались и после принятия на вооружение пушки обр. 1902/30 г. Основными направлениями модернизации уже стали увеличение живучести ствола и улучшение маневренности орудия (главным образом — скорости возки). В 1930-1933 гг. было испытано несколько образцов 76-мм стволов в 30 и 40 калибров как лейнерами, так и со свободными трубами. По этому поводу было даже принято Постановление Совета Труда и Обороны от 14 апрели 1933 г., согласно которому все новые стволы 76-мм пушек в 30 и 40 калибров было положено «выполнять исключительно со свободной трубой или лейнером». Постановление это, правда, осталось на бумаге из-за сложностей с налаживанием производства лейнеров и переходом на изготовление новых дивизионных пушек.

Для увеличения скорости возки в 1936 г. были успешно проведены испытания 76-мм пушки обр. 1902/30 г. с металлическими дисковыми колесами с шиной ГК. На 1937 год промышленности было заказано 600 колес с шиной ГК для 76-мм пушек обр. 1902/30 г.

Поскольку подрессорить трехдюймовку не удалось, в 1937 г. в КБ завода № 92 (Грабина) была изготовлена специальная подрессоренная тележка Ф-29 для возки дивизионной артиллерии мехтягой. Орудие накатывалось на эту тележку и могло двигаться за автомобилем со скоростью 30-40 и более км/час по шоссе.

Тем не менее, ни тележка, ни металлические колеса распространения не получили, да и особой нужды в них не было. С мехтягой в Красной армии было неважно и дивизионные орудии, как до войны, так и в 1941-1943 гг. в подавляющем большинстве возились по-прежнему шестеркой лошадей.

На вооружении РККА к 1 ноября 1936 г. состояло: 76-мм пушек обр. 1900 г. — 711, обр. 1902 г. - 1684, обр. 1902/30 г. длиной в 30 калибров - 1595, в 40 калибров — 1210. Кроме того, в канонирных установках имелось 76-мм пушек обр. 1902 г. — 472 и обр. 1900 г. —54. На бронепоездах было установлено 139 76-мм пушек обр. 1902 г. на тумбах.

К началу Великой Отечественной войны па вооружении стрелковых дивизий Красной Армии состояло 8521 дивизионная пушка, из них 1170 штук - УСВ, 2874 штуки - Ф-22 И 4477 - пушки обр. 1902/30 г. Таким образом, 53% дивизионных орудии к 22 июня 1941 г. были старые трехдюймовки.

В это число не включено 805, казалось бы, устаревших 76-мм пушек обр. 1900 г., приспособленных для стрельбы по зенитным целям, а также несколько сот 76-мм пушек обр. 1902 г., установленных в укрепрайонах и на бронепоездах.
Автор А. Широкоград
__________________
Каждый хочет, чтобы правда была на его стороне,
но не все хотят быть на стороне правды
.
Ричард Уэйтли

Последний раз редактировалось Гурьев Леонид; 15.04.2013 в 15:05.
Гурьев Леонид вне форума   Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Старый 15.04.2013, 15:08   #29
Леонид Будьздоровенко
Генерал-майор
 
Аватар для Леонид Будьздоровенко
 
Регистрация: 09.12.2007
Адрес: Россия, Самара
Год выпуска: 1979
Сообщений: 3,896
Сказал(а) спасибо: 3,224
Поблагодарили 6,512 раз(а) в 3,671 сообщениях
Загрузки: 27
Закачек: 0

Награды пользователя:
Орден Славы Форума За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти 
Всего наград: 5

По умолчанию

О нашей противотанковой артиллерии в ВОв
http://militera.lib.ru/

http://www.gramotey.com/?open_file=1269071088

Противотанковая артиллерия появилась вскоре после выхода на поле боя танков. Сначала это были орудия полевой артиллерии, выделенные для стрельбы по танкам. В качестве бронебойного снаряда выступала шрапнель, поставленная на удар. После Первой мировой войны пришло время противотанковых орудий специальной разработки. Свежеиспеченная Рабочее-Крестьянская Красная армия не осталась в стороне от этого процесса. Протоколом заседания Революционного Военного совета Союза ССР от 22 мая 1929 года была утверждена «Система артиллерийского и пехотного вооружения РККА». Согласно этому документу в состав батальонной артиллерии вводилась 37-мм пехотная противотанковая пушка «для борьбы с бронированными машинами противника». Поскольку подходящего своего орудия в производстве не было, оно было закуплено за границей, у фирмы «Рейнметалл». Пушка была принята на вооружение под наименованием «37-мм противотанковая пушка обр. 1930 г.» Эволюция этого орудия в 1930-х годах привела к появлению 45-мм пушки 53-К, известной как «45-мм противотанковая пушка образца 1937 г.» Так появилась хорошо известная многим «сорокапятка». Производство пушки было налажено на заводе № 8 им. Калинина в подмосковных Подлипках.
Особенностью противотанкового орудия является необходимость высокого темпа стрельбы. Малокалиберные противотанковые пушки были эффективны на дальностях в несколько сотен метров, и у противотанкистов было очень мало времени на поражение до выхода танков на их позиции. Поэтому 45-мм противотанковая пушка была оснащена клиновым полуавтоматическим затвором. После выстрела тело орудия откатывалось назад, противооткатные устройства возвращали его в исходное положение. В конце цикла наката автоматика открывала затвор и выбрасывала стреляную гильзу. Затвор оставался открытым, и заряжающий мог, не тратя времени на открывание затвора, заряжать орудие. Досылаемый заряжающим унитарный выстрел сбивал затвор с лапок выбрасывателя гильзы, он закрывался, и наводчик снова мог послать снаряд в цель. Жизненно необходимыми для противотанкового орудия были раздвижные станины. Такая конструкция вместо однобрусного лафета позволяла иметь широкие углы горизонтальной наводки для переноса огня по разным целям. Поскольку танки могли использовать складки местности для обхода позиций противотанкистов или прорваться на участке соседнего подразделения, орудия должны были быть готовы менять направление огня. На легких малокалиберных орудиях такая манипуляция сложностей не представляла. На тяжелых противотанковых пушках (57-мм, 76-мм и выше) у каждой станины стоял номер расчета, готовый разворачивать орудие. «Сорокапятки» получили высокую оценку японцев, столкнувшихся с ними на Халхин-Голе – единственном конфликте с применением крупных масс танков обеими сторонами до начала Великой Отечественной войны, в котором участвовала Красная армия. Японцы говорили о высокой точности и эффективности советского орудия.
«Сорокапятка» была простым в производстве и недорогим (около 10 тыс. рублей) орудием. Это привело к быстрому насыщению частей и соединений РККА 45-мм орудиями. К 1941 году войска были полностью укомплектованы 45-мм пушками по требованиям мобилизационного плана (МП-41), и они даже были сняты с производства. Возобновление выпуска предполагалось только с началом войны для восполнения потерь в объемах, предусмотренных МП-41. Следует отметить, что противотанковые орудия были не единственным средством борьбы с танками. Бронебойные снаряды входили в боекомплект дивизионных 76-мм пушек, зенитных орудий и полковой артиллерии.
Организация частей противотанковой артиллерии Красной армии до войны не отличалась разнообразием. До осени 1940 года противотанковые орудия входили в состав стрелковых, горно-стрелковых, мотострелковых, моторизованных и кавалерийских батальонов, полков и дивизий. Противотанковые батареи, взводы и дивизионы были, таким образом, вкраплены в организационную структуру соединений, являясь их неотъемлемой частью. Стрелковый батальон стрелкового полка довоенного штата № 04/401 имел взвод 45-мм орудий (две пушки). Стрелковый полк штата № 04/401 и мотострелковый полк штата № 05/86 имели батарею 45-мм пушек (шесть орудий). В первом случае средством тяги были лошади, во втором – специализированные гусеничные бронированные тягачи «Комсомолец». В состав стрелковой дивизии штата № 04/400 и моторизованной дивизии штата № 05/70 входил отдельный противотанковый дивизион из восемнадцати 45-мм пушек. Что интересно, противотанковая часть дивизионного подчинения имела механическую тягу как в случае стрелковой, так и в случае моторизованной дивизии. Средством тяги были все те же «Комсомольцы». Моторизованная противотанковая часть должна была обеспечить командиру дивизии возможность быстро выдвигать средства борьбы с танками на опасное направление. Впервые противотанковый дивизион был введен в штат советской стрелковой дивизии в 1938 году.
Однако маневр противотанковыми орудиями был возможен в тот период только внутри дивизии, а не в масштабах корпуса или армии. Командование имело весьма ограниченные возможности по усилению противотанковой обороны на танкоопасных направлениях. Дивизия, занимающая фронт на танконедоступной местности, и дивизия на направлении вероятного удара танков противника имели одинаковое количество противотанковых орудий. В том и другом случае в распоряжении командира соединения были только 54 штатные 45-мм пушки. На танконедоступной местности они были избыточны, а на опасном участке – недостаточны. Усиление противотанковой обороны могло быть произведено за счет артиллерии, формально не являющейся противотанковой – зенитных и корпусных орудий. Характерной чертой предвоенной противотанковой артиллерии Красной армии также было отсутствие противотанковых орудий в танковой дивизии.
Первая попытка дать в руки командования средство качественного усиления противотанковой обороны последовала в 1940 году. Изучая опыт боевого применения танковых войск Германии в 1939-1940 годах, советские военные теоретики пришли к выводу о необходимости качественного и количественного усиления противотанковой обороны. Опытной организационной формой стал пушечный артполк резерва Главного командования, вооруженный 76-мм дивизионными пушками Ф-22 и 85-мм зенитными пушками. 14 октября 1940 года Нарком обороны СССР обратился в СНК СССР и ЦК ВКП (б) с предложением по новым организационным мероприятиям в Красной армии в первой половине 1941 года. В числе прочего предлагалось:
«Сформировать 20 пулеметно-артиллерийских моторизованных бригад, имеющих мощное пушечное и пулеметное вооружение, предназначенных для борьбы и противодействия танковым и механизированным войскам противника. Дислокацию бригад иметь: а). ЛВО – 5 бригад,
б). ПрибОВО – 4 бригады,
в). ЗапОВО – 3 бригады,
г). КОВО – 5 бригад,
д). ЗабВО – 1 бригада,
е). ДВФ – 2 бригады…».
Предложение о формировании бригад было получено 4 ноября 1941 года. Предполагалось сформировать их к 1 января 1942 года. Наименование «пулеметно-артиллерийская» было при формировании опущено и бригады формировались как моторизованные. Всего в бригаде предполагалось иметь: 6199 человек, 17 танков Т-26, 19 бронемашин, пушек: 45-мм противотанковых – 30, 76-мм Ф-22-42, 37-мм автоматических зенитных – 12, 76-мм или 85-мм зенитных – 36. Введение в штат бригады 17 Т-26 в каком-то смысле опережало время: возрастание роли танков как средства борьбы с себе подобными имело место уже к концу Второй мировой войны.
Однако первый опыт создания противотанкового соединения РГК был признан неудачным. В феврале – марте 1941 года два десятка бригад были расформированы. Последним перед войной мероприятием по формированию противотанковых бригад стало последовавшее 23 апреля 1941 года постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1112-459сс «О новых формированиях в составе Красной армии». По этому постановлению к 1 июня 1941 года предполагалось сформировать десять противотанковых артиллерийских бригад РГК. По штату в каждой бригаде должно было быть сорок восемь 76-мм пушек, сорок восемь 85-мм зенитных пушек, двадцать четыре 107-мм пушки, шестнадцать 37-мм зенитных пушек. Штатная численность бригады составляла 5322 человека. К началу войны формирование бригад не было завершено. Большинство из них не имело положенных по штату автомашин, тягачей и другой техники. 107-мм орудия М-60 повсеместно заменялись на 85-мм зенитки. В мае 1941 года фактический статус противотанкового соединения получили неукомплектованные танками механизированные корпуса. Вместо танков они получали 76-мм дивизионные пушки и должны были стать подвижным средством борьбы с бронетехникой противника.
С началом Великой Отечественной войны противотанковые возможности советских войск подверглись жестоким испытаниям. Во-первых, чаще всего стрелковым дивизиям приходилось вести бой, занимая превышающий уставные нормативы фронт обороны. Во-вторых, советским войскам пришлось столкнуться с немецкой тактикой «танкового клина». Она заключалась в том, что танковый полк танковой дивизии Вермахта наносил удар на очень узком участке обороны. При этом плотность атакующих танков составляла 50-60 машин на километр фронта. Такое количество танков на узком фронте неизбежно насыщало противотанковую оборону. Значительно облегчалась задача насыщения советской ПТО ее линейностью, т.е. равномерным расположением орудий по фронту обороны. Свою роль также сыграли технические сложности: ряд партий 45-мм бронебойных снарядов был перекален. Термообработанные с нарушением технологии снаряды не пробивали немецкие танки даже на тех дистанциях, на которых должны были это делать по ТТХ. Спасением в условиях кризиса стали 76-мм дивизионные и полковые орудия. Короткоствольные 76-мм полковые пушки образца 1927 года были ближе всего по весу и габаритам к противотанковым пушкам. При этом их бронебойный или даже шрапнельный выстрел был достаточно эффективным против немецких танков 1941 года.
Организационные трудности и общий неблагоприятный ход боевых действий не позволили первым противотанковым бригадам реализовать свой потенциал. Однако уже в первых сражениях бригады продемонстрировали широкие возможности самостоятельного противотанкового соединения. Уже в конце июня было принято решение о формировании отдельных противотанковых артиллерийских полков РГК. Вооружались эти полки двадцатью 85-мм зенитными пушками. В июле – августе 1941 года сформировали 35 таких полков. В августе – октябре последовала вторая волна формирования противотанковых полков РГК. Эти полки вооружались восемью 37-мм и восемью 85-мм зенитными пушками. 37-мм зенитный автомат обр. 1939 года еще до войны создавался как противотанково-зенитный и имел отработанный бронебойный снаряд. Важным преимуществом зенитных орудий также был лафет, обеспечивающий круговое вращение орудия. Для защиты расчета переквалифицированные в противотанковые пушки зенитки оснащались противоосколочным щитом.
Большие потери противотанковых пушек в начале войны привели к снижению количества противотанковых орудий в стрелковой дивизии. Стрелковая дивизия штата №4/600 от 29 июля 1941 года имела всего восемнадцать 45-мм противотанковых пушек вместо пятидесяти четырех по предвоенному штату. По июльскому штату были полностью исключен взвод 45-мм пушек из стрелкового батальона и отдельный противотанковый дивизион. Последний был восстановлен в штате стрелковой дивизии в декабре 1941 года. Кавалерийская дивизия нового штата 1941 года имела всего шесть 45-мм пушек вместо шестнадцати по предвоенному штату. Нехватку противотанковых пушек в какой-то мере восполняли недавно принятые на вооружение противотанковые ружья. В декабре 1941 года в стрелковой дивизии штата № 04/750 взвод ПТР был введен на полковом уровне. Всего в дивизии по штату было 89 ПТР.
Бронированные гусеничные тягачи «Комсомолец» были большей частью потеряны летом 1941 года, их производство было свернуто в пользу танков. Средством тяги 45-мм противотанковых пушек стали лошади и автомашины. Существенно улучшилась ситуация со средствами тяги противотанковой артиллерии с поступлением по ленд-лизу автомобилей повышенной проходимости. Знаменитые «Виллисы» были не только автомашинами командиров, но и тягачами для 45-мм пушек.
В области организации артиллерии общей тенденцией конца 1941 года было наращивание числа самостоятельных противотанковых частей. На 1 января 1942 года в действующей армии и резерве Ставки ВГК имелись: одна артиллерийская бригада (на Ленинградском фронте), 57 противотанковых артиллерийских полков и два отдельных противотанковых артиллерийских дивизиона. По итогам осенних боев пять артиллерийских полков ПТО получили звание гвардейских. Два из них получили гвардию за бои под Волоколамском – они поддерживали 316-ю стрелковую дивизию И. В. Панфилова. Зенитные орудия постепенно изымались из противотанковых полков и возвращались в систему ПВО. Все большую роль в советской противотанковой артиллерии стала играть 76-мм дивизионная пушка ЗИС-3. Немцы называли советские 76-мм пушки «ратш-бум»: снаряд попадал в цель («ратш!») быстрее, чем долетал звук выстрела («бум!»).
1942 год стал периодом наращивания числа и укрупнения самостоятельных противотанковых подразделений. 3 апреля 1942 года последовало постановление Государственного Комитета Обороны о формировании истребительной бригады. По штату в бригаде было 1795 человек, двенадцать 45-мм пушек, шестнадцать 76-мм пушек, четыре 37-мм зенитные пушки, 144 противотанковых ружья. Следующим постановлением от 8 июня 1942 года двенадцать сформированных истребительных бригад были объединены в истребительные дивизии, по три бригады в каждой. Истребительные дивизии предполагалось использовать: 1-ю – на Юго-Западном, 2-ю – на Брянском, 3-ю – на Западном и 4-ю – на Калининском фронтах. Вскоре 1-я истребительная дивизия прошла крещение огнем под ударами операции «Блау».
Укрупнению подверглись даже подразделения противотанковых ружей. В апреле 1942 года было сформировано четыре отдельных батальона ПТР. Каждый состоял из трех-четырех рот по 27 противотанковых ружей в каждом. В целом 1942 год стал расцветом противотанковых ружей как средства борьбы с бронетехникой противника в Красной армии. По мартовскому штату стрелковой дивизии № 04/200 на уровне полка была рота ПТР (27 ружей), по роте ПТР получил также каждый из батальонов стрелкового полка (вместо довоенных 45-мм противотанковых пушек), еще одна рота ПТР была в противотанковом дивизионе. Всего штат предусматривал 279 ПТР в стрелковой дивизии. Эффективность ружей, конечно, оставляла желать лучшего, но их массированное применение давало определенные результаты. Кроме того, поток крупнокалиберных пуль заставлял командиров немецких танков отказываться от наблюдения через открытый люк командирской башенки и обозревать поле боя только через триплексы смотровых щелей. Ограничение обзора экипажа танка облегчало задачу противотанкистов, использовавших более эффективные 45-мм и 76-мм пушки.
Этапным для противотанковой артиллерии Красной армии стал приказ НКО СССР № 0528 за подписью И. В. Сталина, гласивший:
«В целях улучшения качества борьбы с танками противника, создания и накопления кадров артиллеристов-истребителей танков, повышения их квалификации и выделения противотанковых артиллерийских частей из других видов артиллерии приказываю: 1. Легкие и противотанковые артиллерийские полки РГК, противотанковые дивизионы стрелковых дивизий и батареи 45-мм пушек стрелковых полков переименовать в истребительно-противотанковые артиллерийские полки, дивизионы и батареи.
2. Установить начальствующему составу этих частей и подразделений полуторный, а младшему начальствующему и рядовому составу – двойной оклад содержания.
3. Весь начальствующий состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений, до командира дивизиона включительно, взять на особый учет и использовать только в указанных частях.
4. Командирам орудий и заместителям командиров орудий (наводчикам) этих частей присвоить военное звание «старший сержант» – «сержант» соответственно и ввести должность заместителя наводчика с присвоением ему военного звания «младший сержант».
5. Начальствующий, младший начальствующий и рядовой состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений, находящийся на излечении в госпиталях, после излечения направлять только в указанные части.
6. Установить для всего личного состава истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений специальный нарукавный знак, согласно прилагаемого описания, носимый на левом рукаве шинели и гимнастерки.
7. Установить премию за каждый подбитый танк в сумме: командиру орудия и наводчику – по 500 рублей, остальному составу орудийного расчета – по 200 рублей.
8. Количество подбитых орудием танков отмечать цифрой на фигуре танка, нарисованной в правом верхнем углу внутренней стороны щита орудия. Фигуру танка рисовать черной, а цифру, показывающую число подбитых танков, – белой краской.
9. В целях использования истребительно-противотанковых артиллерийских частей для решения задач непосредственной поддержки пехоты личный состав этих частей обучать не только стрельбе по танкам прямой наводкой, но и стрельбе по другим целям с открытых и закрытых огневых позиций.
10. Пункт 2 настоящего приказа не распространяется на противотанковые артиллерийские части Дальневосточного, Забайкальского и Закавказского фронтов» (Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22 июня 1941 г. – 1942 г. Т. 13 (2-2). – М.: ТЕРРА, 1997. С. 263-264).
Отличительным знаком противотанкистов стал нарукавный знак в виде черного ромба с красной окантовкой со скрещенными орудийными стволами. Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование новых истребительно-противотанковых полков. Уже 16 июля 1942 года постановлением Государственного Комитета Обороны № 2055сс началось формирование при учебных артиллерийских центрах десяти легких артиллерийских (по двадцать 76-мм пушек) и пяти противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек) со сроком готовности 30 июля.

Последний раз редактировалось Леонид Будьздоровенко; 16.04.2013 в 08:55.
Леонид Будьздоровенко вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 15.04.2013, 15:18   #30
Леонид Будьздоровенко
Генерал-майор
 
Аватар для Леонид Будьздоровенко
 
Регистрация: 09.12.2007
Адрес: Россия, Самара
Год выпуска: 1979
Сообщений: 3,896
Сказал(а) спасибо: 3,224
Поблагодарили 6,512 раз(а) в 3,671 сообщениях
Загрузки: 27
Закачек: 0

Награды пользователя:
Орден Славы Форума За заслуги перед форумом СВАКДКУ I-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ II-й степени За заслуги перед форумом СВАКДКУ III-й степени Хранитель Памяти 
Всего наград: 5

По умолчанию

продолжение

26 июля последовало постановление на формирование еще 35 полков – 20 по двадцать 76-мм пушек и 15 по двадцать 45-мм пушек. Полки были сформированы в короткие сроки и сразу же брошены в бой на угрожаемых участках фронта. В сентябре 1942 года постановлением Государственного Комитета Обороны № 2259сс формировались еще десять истребительно-противотанковых полков по двадцать 45-мм пушек. Также в сентябре 1942 года в наиболее отличившиеся полки была введена дополнительная батарея из четырех 76-мм орудий. В ноябре 1942 года часть истребительно-противотанковых полков была объединена в истребительные дивизии. К 1 января 1943 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии Красной армии насчитывалось 2 истребительные дивизии, 15 истребительных бригад, 2 тяжелых истребительно-противотанковых полка, 168 истребительно-противотанковых полков, 1 истребительно-противотанковый дивизион.
Усовершенствование системы советской противотанковой обороны было отмечено противником. По итогам зимней кампании 1942-1943 гг. командир 17-й танковой дивизии писал 24 апреля 1943 года:
«Тактика танков, которая принесла огромные успехи в 1939, 1940 и 1941-м, может быть оценена как устаревшая. Если сейчас еще возможно прорывать противотанковую оборону концентрацией танковых сил в нескольких волнах, следующих одна за другой, мы можем полагать исходя из опыта, что это приводит к большим потерям, что уже не может быть переносимо ситуацией с производством. Эти действия, часто работавшие с успехом, приводит к быстрому уменьшению танковых сил» (Jentz Т. Panzertruppen. The Complete Guide to the creation and Combat Employment of Germany's Tank Force. 1939-1942. Atlegen: Schiffer Military History. 1996, p. 43).
Усовершенствованная система противотанковой обороны Красной армии получила у немцев наименование «пакфронт» (Pakfront). РАК – это немецкая аббревиатура для обозначения противотанкового орудия – Panzerabwehrkannone. Вместо линейного расположения орудий по обороняемому фронту в начале войны они объединялись группами под единым управлением. Это позволяло концентрировать на одной цели огонь нескольких орудий. Основой противотанковой обороны являлись противотанковые районы. Каждый противотанковый район состоял из отдельных противотанковых опорных пунктов (ПТОПов), находящихся в огневой связи друг с другом. «Находиться в огневой связи друг с другом» – означает возможность ведения соседними ПТОПами огня по одной цели. ПТОП насыщался всеми видами огневых средств. Основой огневой системы ПТОПа являлись 45-мм орудия, 76-мм полковые орудия, частично пушечные батареи дивизионной артиллерии и истребительно-противотанковые артиллерийские части. Каждым ПТОПом руководил комендант, назначенный из числа командиров артиллерийских частей, входивший в его состав. Как правило, комендантом назначался командир истребительно-противотанкового полка или дивизионного артиллерийского полка (командир артиллерийского дивизиона).
Очередным этапом в развитии советской противотанковой артиллерии стало введение на вооружение снарядов нового типа. Первой новинкой стал подкалиберный снаряд. Он представлял собой твердосплавный сердечник, вставленный в поддон катушечной формы из мягкой стали. Для улучшения аэродинамики этой конструкции сверху поддон закрывался баллистическим наконечником. Принцип его действия заключался в увеличении начальной скорости (за счет легкого корпуса-катушки) и увеличении поперечной нагрузки пробивающего броню элемента. Сердечник 45-мм снаряда имел диаметр 20 мм, 57-мм снаряда – 25 мм и 76-мм снаряда – 28 мм. При попадании снаряда в броню ее пробивал сердечник, а легкий поддон оставался снаружи. Сердечник в силу своих малых размеров не мог нести разрывного заряда. Однако напряжения, возникавшие в сердечнике при пробитии брони, часто приводили к его разрушению за броней и дроблению на раскаленные осколки, поражавшие экипаж и внутреннее оборудование танка.
Первым был разработан 45-мм подкалиберный снаряд. Он был разработан в феврале – марте 1942 года группой инженеров под руководством военинженера 1-го ранга И. Бурмистрова. На вооружение новый боеприпас был принят постановлением Государственного Комитета Обороны от 2 апреля 1942 года. К созданию нового снаряда подоспела модернизация «сорокапятки». В январе – марте 1942 года ОКБ завода № 172 спроектировало 45-мм противотанковую пушку с удлиненным стволом. В августе – сентябре 1942 года опытный образец прошел испытания и с апреля 1943 года был запущен в массовое производство. При дальности стрельбы 300 и 500 метров и угле встречи с броней 90 градусов 45-мм подкалиберный снаряд, выпущенный из новой пушки, пробивал 95 мм и 80 мм брони соответственно. Основным недостатком новых боеприпасов была их дороговизна за счет использования для изготовления сердечника дефицитного вольфрама. Сердечник изготавливался методом порошковой металлургии путем спекания карбида вольфрама. В связи с этим пришлось даже закупать вольфрам за границей – около 4000 тонн было получено в 1942 году из Китая.
Следующим этапом совершенствования боеприпасов стала разработка 76-мм и 57-мм подкалиберных снарядов. Они также были разработаны группой Бурмистрова и приняты на вооружение постановлениями Государственного Комитета Обороны № 3187 от 15 апреля и № 3429с от 26 мая 1943 года соответственно. 57-мм подкалиберный снаряд при начальной скорости 1270 м/с пробивал на дистанции 300 м 165 мм брони, а на дистанции 500 м – 145 мм брони. Это позволяло ему эффективно бороться с появившимися у немцев тяжелыми танками до самого конца войны. 76-мм подкалиберный снаряд пробивал на дальности 300 м 105 мм брони, а на дальности 500 м – 90 мм брони. Такие характеристики позволяли противотанковым частям бороться с появившимися в 1943 году на поле боя немецкими тяжелыми танками «тигр». В первую очередь подкалиберные снаряды поступали именно в истребительно-противотанковые части.
Одним из неприятных сюрпризов 1941 года стало применение немцами кумулятивных боеприпасов. На подбитых танках обнаруживались пробоины с оплавленными краями, поэтому снаряды получили название «бронепрожигающих». Теоретически такого эффекта можно было достичь высокотемпературными термитными смесями. Они на тот момент уже применялись, например, для сварки рельсов в полевых условиях. Но попытка летом 1941 года воспроизвести «бронепрожигающий» снаряд по описанию его действия провалилась. Прожигание брони термитными шлаками проходило слишком медленно и не достигало нужного эффекта.
Ситуация изменилась, когда были захвачены немецкие кумулятивные боеприпасы. Сам по себе кумулятивный эффект был известен давно. Отмечалось, что выемка в заряде взрывчатого вещества, обращенная к преграде, облегчает пробивание этой преграды. Однако практическое применение этого эффекта для пробивания брони поначалу столкнулось с рядом непреодолимых препятствий. Изюминка была в облицовке выемки и взрывателе мгновенного действия. 23 мая 1942 года на Софринском полигоне были проведены испытания кумулятивного снаряда к 76-мм полковой пушке, разработанного на основе трофейного немецкого снаряда. По результатам испытаний 27 мая 1942 года новый снаряд был принят на вооружение. В 1942 году также был создан 122-мм кумулятивный снаряд, принятый на вооружение 15 мая 1943 года. Кумулятивные боеприпасы были средством повышения возможностей артиллерии, изначально не предназначенной для борьбы с танками. Вследствие короткого ствола 76-мм полковой пушки разогнать в нем бронебойный снаряд до высокой скорости было затруднительно. Спасением в этом случае был не зависящий от начальной скорости снаряда кумулятивный эффект. 122-мм кумулятивные снаряды были средством самообороны дивизионных гаубиц. Кумулятивный снаряд к 76-мм полковому орудию имел более широкое применение. Особенно эффективными были полковушки в городском бою. Кумулятивные боеприпасы делали их тактическим аналогом послевоенных станковых гранатометов.
Звездным часом истребительно-противотанковой артиллерии стало сражение на Курской дуге летом 1943 года. На тот момент 76-мм «ратш-бумы» были основным орудием истребительно-противотанковых частей и соединений. «Сорокапятки» составляли около трети общего числа противотанковых орудий на Курской дуге. Длительная пауза в боевых действиях на фронте позволила улучшить состояние частей и соединений за счет поступления техники от промышленности и доукомплектования противотанковых полков личным составом. Истребительно-противотанковые полки были укомплектованы материальной частью и личным составом почти полностью (по материальной части – 93%, по личному составу – до 92%). Недостаточно было средств тяги (по количеству моторов на орудие вместо штатных 3,5 показатель колебался от 1,5 до 2,9), причем главным образом эти средства были представлены грузовыми автомобилями грузоподъемностью от 1,5 до 5 тонн, а тягачей и автомобилей повышенной проходимости типа «Виллис», «Додж» и ГАЗ-64 не хватало. Маршал артиллерии Н. Н. Воронов в своем докладе по итогам Курской битвы даже утверждал, что от 30 до 40% истребительно-противотанковых полков и бригад имели лишь конную тягу.
Леонид Будьздоровенко вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 09:42. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.8
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc.
Международное Объединительное Движение выпускников Сумского артиллерийского училища

Ассоциация выпускников Тбилисского артиллерийского командного краснознаменного ордена красной звезды училища имени 26 Бакинских комиссаров  КВАКУ - Коломенское Высшее Артиллерийское Командное Училище        207 МСД - Форум Общественная организация ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!